Блокаторы аппетита: Attention Required! | Cloudflare

Содержание

Профессиональный блокатор калорий | Подавление аппетита

Иметь стройную и красивую фигуру мечтает каждая женщина, поэтому вопрос похудения очень актуален и у многих на устах. Среди желающих сбросить лишние килограммы, также немало и представителей сильной стати. Посещение спортивного зала и специальные диеты – это еще не все составляющие эффективной системы сброса лишнего веса. В данном вопросе отлично помогают биоактивные добавки (БАДы), среди которых самыми эффективным можно считать локатор калорий, созданные на основе натуральных элементов. Безусловно, эффективность блокаторов возможно только при сочетании их с регулярными тренировками. Именно в таком случае спортсменам удается достичь хороших результатов по снижению веса и добиться длительного эффекта.

Где купить профессиональный блокатор калорий?

Вы хотите быстро достигнуть результатов в формировании идеальной фигуры и распрощаться с лишними калориями? Тогда интернет-магазин спортивного питания и других товаров Sport Nutrition готов предложить широкий ассортимент товаров данного направления.

Мы реализуем эффективное и качественное спортивное питание в Минске, которое в комплексе с тренировками поможет в кратчайшие сроки добиться ощутимых результатов.

Почему стоит приобрести блокаторы калорий в интернет-маркете Sport Nutrition?

  • Масштабный каталог товаров для профессиональных спортсменов и любителей
  • Работа с проверенными поставщиками продукции
  • Качественное спортивное питание, купить в Минске которое можно по доступной цене
  • Оперативная доставка и удобные для покупателей способы оплаты
  • Вежливый и компетентный персонал, всегда готовый прийти на помощь в выборе товарной позиции
  • Возможность заказ товаров на сайте круглосуточно или по телефону с 10 утра до 21 вечера
  • Гарантия качества на весь каталог предложений

Теперь вы знаете, где можно приобрести блокаторы калорий и другие виды спортивного питания по самой демократичной цене в регионе (Минск) и стране (Беларусь). Также мы предлагаем спортивную одежду, аксессуары, литературу и многое другое.

Доверьте свой выбор нам, и вы останетесь довольны покупкой!

Гастроэнтерология. гепатология — клинико-фармакологический указатель (КФУ) в справочнике лекарственных средств Видаль

11.01 Средства, снижающие активность кислотно-пептического фактора
11.01.01 Блокаторы гистаминовых Н2-рецепторов
11.01.01.01 Блокаторы гистаминовых H2-рецепторов с бактерицидным действием на Helicobacter pylori
11. 01.02 Блокаторы м1-холинорецепторов с преимущественным влиянием на рецепторы желудка
11.01.03 Ингибиторы Н++-АТФ-азы
11.01.03.01 Ингибиторы Н++-АТФ-азы с бактерицидным действием на Helicobacter pylori
11. 01.04
Антацидные средства
11.01.04.01 Прочие препараты комбинированного состава
11.01.04.02 Антациды в комбинации с местным анестетиком
11. 01.04.03 Антациды в комбинации с компонентом, уменьшающим метеоризм
11.01.04.03.01 Прочие препараты комбинированного состава
11.01.05 Прочие препараты
11. 01.06 Гомеопатические препараты
11.02 Средства, оказывающие защитное действие на слизистую оболочку желудка и кишечника (гастропротекторы)
11.02.01 Препараты комбинированного состава
11. 02.02 Аналоги простагландина E
1
11.02.03 Фитопрепараты
11.03 Средства, оказывающие бактерицидное действие на Helicobacter pylori
11.
04
Стимуляторы секреции желудочного сока
11.05 Средства, повышающие аппетит
11.05.01 Фитопрепараты
11. 06 Ферментные средства
11.06.01 Препараты комбинированного состава
11.06.02 Ферментные препараты с компонентом, уменьшающим метеоризм
11. 06.02.01 Прочие препараты комбинированного состава
11.06.03 Ферментные препараты, вызывающие гидролиз лактозы
11.07 Противорвотные средства
11. 07.01 Антагонисты серотониновых рецепторов
11.07.02 Антагонисты допаминовых рецепторов
11.07.02.01 Нейролептики
11. 07.03 Антагонисты NK1-рецепторов
11.07.04 Блокаторы гистаминовых H1-рецепторов
11.08 Средства, влияющие на тонус и моторику ЖКТ
11. 08.01 Препараты, снижающие тонус и моторику ЖКТ
11.08.01.01 Миотропные спазмолитики
11.08.01.01.01 Миотропные спазмолитики с компонентом, уменьшающим метеоризм
11. 08.01.01.02 Миотропные спазмолитики с анальгезирующим действием
11.08.01.02 Блокаторы м-холинорецепторов
11.08.01.02.01 Препараты комбинированного состава, содержащие экстракт красавки
11. 08.01.03 Спазмолитики с миотропным и м-холиноблокирующим действием
11.08.01.04 Препараты, влияющие на энкефалинергическую систему кишечника
11.08.01.05 Ганглиоблокаторы
11. 08.01.06 Фитопрепараты
11.08.01.07 Гомеопатические препараты
11.08.01.08 Прочие препараты
11. 08.02 Препараты, повышающие тонус и моторику ЖКТ
11.08.02.01 Стимуляторы высвобождения эндогенного ацетилхолина
11.08.02.02 Агонисты серотониновых 5-HT4-рецепторов
11. 08.02.03 Ингибиторы холинэстеразы
11.08.02.04 Холиномиметики
11.08.02.05 Фитопрепараты
11. 08.03 Препараты, регулирующие моторную функцию ЖКТ
11.08.03.01 Антагонисты допаминовых рецепторов
11.08.03.02 Селективные агонисты серотониновых 5-HT4-рецепторов
11. 08.03.03 Фитопрепараты
11.09 Слабительные средства
11.09.01 Препараты, стимулирующие перистальтику кишечника
11. 09.02 Препараты, способствующие размягчению каловых масс
11.09.02.01 Для ректального применения
11.09.03 Препараты с осмотическими свойствами
11. 09.03.01 Препараты, применяемые для лаважа кишечника
11.09.04 Препараты, влияющие на опиоидные рецепторы кишечника
11.09.05 Фитопрепараты
11. 09.06 Гомеопатические препараты
11.10 Средства, уменьшающие метеоризм
11.10.01 Прочие препараты комбинированного состава
11. 10.02 Фитопрепараты с карминативным действием
11.11 Энтеросорбенты
11.12 Средства, регулирующие равновесие кишечной микрофлоры
11. 12.01 Препараты биологического происхождения
11.12.01.01 Бактерийные биологические препараты (пробиотики)
11.12.02 Прочие препараты
11.13 Противодиарейные средства
11.13.01 Препараты с адсорбирующим действием
11.13.02 Препараты с вяжущим действием
11.13.03 Препараты, влияющие на опиоидные рецепторы кишечника
11.13.04 Препараты с антисекреторным действием
11.13.05 Противомикробные препараты, действующие в просвете кишечника
11.13.05.01 Препараты комбинированного состава
11.13.06 Препараты биологического происхождения, регулирующие равновесие кишечной микрофлоры
11.13.07 Препараты с иммуностимулирующим и противовоспалительным действием
11.13.08 Фитопрепараты
11.14 Средства, применяемые при болезни Крона и НЯК
11.14.01 Препараты с противовоспалительным действием
11.14.01.01 ГКС
11.14.02 Иммунодепрессанты
11.14.02.01 Моноклональные антитела
11.15 Желчегонные средства
11.15.01 Препараты комбинированного состава
11.15.02 Фитопрепараты
11.15.03 Препараты с желчегонным и спазмолитическим действием
11.15.03.01 Фитопрепараты
11.15.03.01.01 Прочие фитопрепараты комбинированного состава
11.15.03.02 Гомеопатические препараты
11.15.04 Препараты с желчегонным и противомикробным действием
11.16 Средства, способствующие растворению холестериновых желчных камней
11.17 Гепатопротекторы
11.17.01 Препараты комбинированного состава
11.17.02 Препараты животного происхождения
11.17.03 Фитопрепараты
11.17.03.01 Фитопрепараты комбинированного состава
11.17.04 Гомеопатические препараты
11.17.05 Препараты, применяемые при печеночной недостаточности
11.17.05.01 Инфузионные растворы аминокислот
11.17.05.02 Гипоаммониемические препараты
11.17.05.02.01 Препараты аминокислот
11.17.05.02.02 Препараты, способствующие выведению аммиака кишечником
11.18 Средства разных групп, применяемые при заболеваниях пищеварительной системы
11.18.01 Поливалентные ингибиторы протеиназ плазмы
11.18.02 Аналоги соматостатина
11.18.03 Препараты с противогрибковым действием
11.18.04 Препараты с противовоспалительным действием
11.18.05 Препараты, улучшающие трофику и регенерацию тканей
11.18.06 Фитопрепараты
11.18.06.01 Фитопрепараты комбинированного состава
11.18.07 Гомеопатические препараты

Беспроводной датчик гасит аппетит крыс, заметив растяжение желудка. С его помощью крысы потеряли до 38% веса за три месяца — Наука

Есть множество способов избавиться от лишнего веса: от простых, вроде таблеток и физкультуры, до хирургических, таких как липосакции и укорочение желудочно-кишечного тракта. Но самым верным и безопасным все равно остается совет: «Надо меньше есть». Чтобы помочь тем, кто не в силах ему последовать самостоятельно, разработаны препараты — блокаторы аппетита. Но, как любые лекарства, они имеют побочные эффекты. И три года назад появился первый прибор — Maestro, который подавляет аппетит на уровне передачи нервных импульсов.

Головной мозг с желудком соединяется, в частности, с помощью блуждающего нерва — 10-й пары черепно-мозговых нервов. Именно его чувствительные волокна реагируют на сокращение желудка и отправляют в мозг сигнал, возбуждающий центры голода.

Основной принцип работы Maestro состоит как раз в подавлении этого сигнала. В его состав входят два электрода, обхватывающие нерв в месте отхождения от желудка и посылающие на него тормозный импульс. Таким образом, мозг не получает сигнал об опустошении желудка и человек не чувствует голода.

В клинических испытаниях Maestro многим людям удалось сбросить вес, хотя и меньше, чем заявлял производитель изначально. Кроме того, прибор получился не очень удобным в использовании. Им нужно было управлять с внешнего пульта, у внутренней части устройства время от времени садились батарейки, и, наконец, он позволял только грубую регуляцию работы блуждающего нерва: или выключить совсем надолго, или полностью включить.

Теперь же команда американских и китайских ученых предложила свой, усовершенствованный вариант этой технологии. Их устройство имплантируется на внешнюю поверхность желудка. Оно не требует батареек или модуля управления, его двигателем и контроллером одновременно является сам желудок. Новый прибор так же, как и его предшественник, состоит из двух электродов, обнимающих волокна блуждающего нерва. Ток на них подают два слоя электродов, лежащие на поверхности желудка. Когда желудок растягивается, электроды сближаются и подают стимулирующий сигнал. Когда же еда покидает желудок и стенка сокращается, два слоя расходятся и генерируют подавляющий сигнал.

Таким образом, при пустом желудке нерв молчит, а при полном — работает, и аппетит в буквальном смысле слова приходит во время еды.

Новое устройство уже прошло первые испытания на крысах. Как показало последующее вскрытие, оно никак не повлияло на анатомию их внутренних органов, зато уменьшило содержание подкожного жира. По окончании эксперимента животные весили на 38% меньше своих контрольных собратьев и съедали за день примерно ⅔ своей суточной нормы, что соответствует рекомендациям об ограничении калорий не только для похудения, но и для продления жизни.

 Полина Лосева

Δ9-тетрагидроканнабиварин (THCV): комментарий о потенциальной терапевтической пользе для лечения ожирения и диабета | Journal of Cannabis Research

THCV — природный аналог THC. В отличие от ТГК, который психоактивен и является агонистом рецепторов CB 1 и CB 2 , ТГКВ является непсихоактивным, нейтральным антагонистом/обратным агонистом CB 1 и может действовать как агонист или антагонист рецепторов CB 2. рецептора в зависимости от дозы.Однако считается, что THCV предотвращает психологические эффекты THC; механизм, с помощью которого THCV противодействует эффекту THC, неизвестен. Кроме того, в отличие от ТГК, ТГКВ оказывает гипофагическое действие как у голодающих, так и у не голодающих мышей (Riedel et al. 2009). Из этого следует, что THCV обладает большим потенциалом для лечения ожирения.

Влияние THCV на ожирение, вызванное диетой (DIO) и генетическое ожирение (GO), оценивали на мышах (4 мыши в группе) с использованием двух перорально вводимых диапазонов доз исходного раствора THCV.Раствор был соответствующим образом разбавлен до необходимой концентрации с использованием кунжутного масла, для группы DIO в дозе 0,3–12,5 мг/кг два раза в день в течение 30 дней и 0,1–12,5 мг/кг один раз в день в течение 45 дней. Одно пилотное исследование 0,3–3 мг/кг перорально один раз в день; и один полный диапазон доз от 0,1 до 12,5 мг/кг один раз в день в течение 30 дней у мышей с ожирением (Wargent et al. 2013). Результаты сравнивали с мощным обратным агонистом CB 1 (AM251), вводимым перорально в дозе 10 мг/кг один раз в день или 5 мг/кг два раза в день в качестве положительного контроля.Обе дозы AM251 значительно снижали массу тела мышей более чем на 8 г ( p  < 0,001), тогда как ТГКВ не оказывал существенного влияния на массу тела ни в одной из доз, использованных в исследовании. Точно так же AM251 снижал общее потребление пищи в течение первых 10 дней исследования, но THCV не оказывал существенного влияния на потребление пищи мышами на протяжении всего исследования. Ни AM251, ни THCV не влияли на потребление воды. Однако наблюдалось значительное снижение содержания жира как у AM251 (26.4%) и ТГВ (31,1%) по сравнению с контролем (42,1%). Обычно не было статистически значимого влияния на эти параметры у мышей с генетическим ожирением. Был сделан вывод, что, подобно AM251, THCV обладает высоким сродством к рецепторам CB 1 и высокой проникающей способностью в головной мозг, вызывая некоторые метаболически благоприятные эффекты, типичные для обратного агониста рецептора CB 1 , в двух разных моделях ожирения у мышей. Наиболее сильный эффект был на уровни глюкозы и инсулина в плазме, а также триглицеридов печени.Было высказано мнение, что THCV может быть полезен для лечения метаболического синдрома и/или диабета 2 типа, либо отдельно, либо в качестве адъювантного лечения с другими терапевтическими вариантами.

Поскольку ЭКС модулирует аппетит, потребление пищи и пищевое поведение у животных и людей (Solinas et al. 2008), однократное употребление ТГК, частичного агониста рецепторов CB 1 , классически связано с острым эффектом усиления аппетита, а также увеличение частоты употребления сахарозы (Jarrett et al.2005). Когда ТГК вводили крысам перед внутриротовым вливанием раствора сахарозы, было отмечено, что ТГК увеличивает частоту приема сахарозы через 30 и 60 минут и, в частности, повышает вкусовые качества через 120-минутный интервал (Jarrett et al. 2005). И наоборот, римонабант, антагонист CB 1 , аналогичный THCV, приводил к обращению вспять повышенной частоты приема сахарозы и повышению вкусовых качеств (Jarrett et al. 2005).

В аналогичном отчете THCV, нейтральный антагонист рецепторов CB 1 , приводил к снижению потребления пищи и снижению массы тела в моделях на мышах; таким образом, оказывая эффект против ожирения на моделях мышей за счет отвращения к еде (Wargent et al.2013; Тадж и др. 2015). Метаболический эффект THCV можно объяснить его взаимодействием с членом 1 подсемейства V подсемейства катионных каналов переходного рецепторного потенциала (TRPV1), также известным как рецептор капсаицина (Riedel et al. 2009). В отличие от ТГК, ТГКВ вызывает терапевтический метаболический эффект, восстанавливая чувствительность к инсулину на моделях мышей с ожирением и взаимодействуя с каналами TRPV1 (De Petrocellis et al. 2011). Было показано, что ТГКВ восстанавливает чувствительность к инсулину в моделях мышей с ожирением, вызванным диетой, и снижает ожирение за счет модуляции метаболических процессов.

Химическая структура двух наиболее распространенных фитоканнабиноидов в Cannabis sativa L . выделены на рис. 1: ТГК (а), ТГКВ (б). Эти фитоканнабиноиды имеют некоторые схожие структурные особенности, включая дибензопирановое кольцо и гидрофобную алкильную цепь, но каждый из них взаимодействует с ECS немного по-разному (Gill et al. 1970; Jager and Witkamp 2014). Существуя в постоянном динамическом равновесии друг с другом, эндоканнабиноиды являются частью класса структурно родственных амидов, сложных эфиров и простых эфиров жирных кислот (Gill et al.1970). Хотя каждое из этих соединений имеет немного отличающуюся молекулярную структуру, биосинтез и физико-химические свойства, все они взаимодействуют с ECS для поддержания гомеостаза и регулирования метаболизма липидов и глюкозы (Wargent et al. 2013; Jarrett et al. 2005).

Рис. 1

Молекулярные структуры THC ( a ) и THCV ( b ). Данные получены от Jager и его коллег в The Endocannabinoid System and Appetite: Relevance for Food Reward 19

Например, THC и CBD биосинтезируются в виде тетрагидроканнабиновой кислоты (THC-A) и каннабидиоловой кислоты (CBD-A) соответственно из общий предшественник каннабигероловой кислоты (CBG).Эти фитоканнабиноиды неактивны в своем естественном кислом состоянии, но при нагревании превращаются в соответствующие терапевтически активные формы в процессе декарбоксилирования. Хотя они происходят из одного и того же предшественника, ТГК действует как агонист каннабиноидных рецепторов и приводит к повышенному потреблению липидов и глюкозы (McPartland et al. 2015; Jarrett et al. 2005; Jager and Witkamp 2014), тогда как ТГКВ проявляет антагонистическую активность. на каннабиноидных рецепторах (Thomas et al. 2005). Исследования на мышах показали дозозависимый терапевтический эффект (Jadoon et al.2016). При низких внутривенных дозах (0,1, 0,3, 1,0 и/или 3 мг/кг) THCV растительного происхождения и его синтетические аналоги (O-4394 и O-4395) проявляют антагонизм к каннабиноидным рецепторам, обращая некоторые эффекты ТГК, такие как индуцированная ТГК антиноцицепция и гипотермия (Pertwee et al. 2007). ТГК активирует как периферические, так и центральные рецепторы CB 1 (Muniyappa et al. 2013) при введении отдельно. В более высоких дозах как O-4394, так и O-4395 проявляют агонистическое действие на каннабиноидные рецепторы, вызывая гипотермию (выше 3 мг/кг) и антиноцицепцию (выше 10 мг/кг) (Pertwee et al.2007). Каннабиноидные рецепторы и их лиганды участвуют в регулировании питания и метаболического контроля (Cluny et al. 2015; Ravinet-Trillou et al. 2004), обеспечивая потенциальную терапевтическую пользу для лечения диабета 2 типа у людей.

Сообщалось о значительном увеличении массы тела (24%) и ожирении (60%) у мышей CB 1 +/+ по сравнению с мышами CB 1 -/-, когда обе группы получали стандартную диету, содержащую 3,5 ккал/г и 14.5% энергии в виде жира (Ravinet-Trillou et al. 2004). Однако, когда оба типа мышей получали диету с высоким содержанием жиров, склонную к ожирению, содержащую 4,9 ккал/г и 49% энергии в виде жира, у мышей CB 1 -/- не развивалось ожирение, в отличие от CB 1. +/+ мышей, несмотря на одинаковое потребление энергии. Это свидетельствует об улучшенной регуляции метаболизма у мышей CB 1 -/- (Ravinet-Trillou et al. 2004). В другом исследовании уровень глюкозы в плазме натощак и пероральный тест на толерантность к глюкозе (OGTT) улучшились у мышей с ожирением, вызванным диетой, когда THCV вводили два раза в день (Wargent et al.2013). Внутрибрюшинное введение THCV растительного происхождения грызунам приводило к снижению веса, уменьшению потребления пищи, снижению содержания жира в организме, увеличению расхода энергии, быстрому инсулиновому ответу на OGTT (Wargent et al. 2013) и снижению уровня триглицеридов в печени (Ravinet-Trillou et al. , 2004; Энглунд и др., 2015).

Подобно упомянутым выше клиническим испытаниям римонабанта на людях, селективный антагонист рецептора CB 1 римонабант продемонстрировал мощные свойства против ожирения у мышей CB 1 (+/+), страдающих ожирением, что привело к худобе и гипофагии (Wargent et al.2013; Равинет-Триллоу и др. 2004). У крыс Zucker римонабант снижал уровни триглицеридов в плазме, свободных жирных кислот, общего холестерина и повышал соотношение липопротеинов высокой плотности/липопротеинов низкой плотности (ЛПВП/ЛПНП) (Thomas et al. 2005). Аналогичные эффекты на липидные профили наблюдались при введении высокой дозы THCV растительного происхождения (12,5 мг/кг) мышам с ожирением, вызванным диетой, один раз в день (Wargent et al. 2013). Не было никаких существенных изменений в гликемическом профиле до тех пор, пока через 3 недели приема высоких доз THCV растительного происхождения (12.5 мг/кг), где введение ТГКВ один раз в день приводило к снижению уровня глюкозы натощак, а введение ТГКВ два раза в день приводило к усилению непереносимости глюкозы (Wargent et al. 2013). Это говорит о том, что THCV оказывает более сильное влияние на профиль липидов, основанное на лептине, чем на профиль глюкозы как в состоянии натощак, так и в состоянии покоя. У нокаутных мышей CB 1 римонабант не проявляет свойств против ожирения, которые ранее наблюдались у мышей с ожирением, вызванным диетой (Ravinet-Trillou et al.2004). Как и THCV, другие синтетические антагонисты каннабиноидов, такие как O-4394 и O-4395 (Ravinet-Trillou et al. 2004; Englund et al. 2015), модулируют активность каннабиноидных рецепторов. Они показали схожую физиологическую активность, замещая (3)-H-CP55940 в мозге мыши и противодействуя специфической активности в участках рецептора CB 1 в мозге мышей и семявыносящих протоках (CP55940 и R-(+)-WIN55212). соответственно (Анави-Гоффер и др., 2012).

В плацебо-контролируемом, двойном слепом, перекрестном пилотном исследовании с участием десяти мужчин, употребляющих каннабис (менее 25 использований/раз), 10 мг чистого ТГКВ или плацебо давали в течение 5 дней с последующим внутривенным вливанием 1 мг ТГК в течение 5 дней. последний день.Когда перед внутривенной дозой ТГК вводили низкую дозу перорального ТГКВ, ТГК притуплял хорошо известные эффекты ТГК, включая психотические эффекты и паранойю, а также нарушение кратковременной памяти (Englund et al. 2015).

В другом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом пилотном исследовании с параллельными группами безопасность и эффективность ТГКВ и КБД оценивались у пациентов с диабетом 2 типа с использованием параметров гликемии и липидов. Шестьдесят два пациента-добровольца с диабетом 2 типа, не получавшим лечения инсулином, были рандомизированы в пять групп лечения, а именно.: CBD (100 мг два раза в день), THCV (5 мг два раза в день), соотношение CBD и THCV 1:1 (5 мг/5 мг, два раза в день), соотношение CBD и THCV 20:1 (100 мг/5 мг , два раза в день) и соответствующее плацебо в течение 13 недель. Пациенты были в возрасте не менее 18 лет с уровнем гемоглобина A1C (HbA 1C ) менее 10% (Jadoon et al. 2016).

THCV значительно снизил уровень глюкозы в плазме натощак (с 7,4 до 6,7 ммоль/л) по сравнению с группой плацебо, которая увеличилась с 7,6 до 8 ммоль/л 21 с предполагаемой разницей в лечении (ETD) - 1.2 ммоль//л, p  < 0,05. Это также улучшило оценку модели гомеостаза (HOMA2) функции β-клеток поджелудочной железы со 105,1 до 144,4 балла по сравнению с 96,4–94,7 балла в группе плацебо (ETD = 44,6 ± 16,1, p  < 0,01) (Jadoon et al. 2016). ). Адипонектин представляет собой белковый гормон, участвующий в регулировании уровня глюкозы в плазме и расщеплении жирных кислот (функции поджелудочной железы). Функция β-клеток поджелудочной железы значительно улучшилась в группе лечения THCV по сравнению с плацебо (ETD = − 5.9 × 10 6  пг/мл, p  < 0,01), а также аполипопротеина А (ETD = − 6,02 мкмоль/л, p  < 0,05), но не было значимого влияния на уровень холестерина ЛПВП. CBD значительно снизил резистин (- 898 пг/мл, p  < 0,05) и увеличил глюкозозависимый инсулинотропный пептид (21,9 мл, p < 0,05) по сравнению с исходным уровнем.

Был сделан вывод, что ТГВ и КБД по отдельности и их комбинированные продукты хорошо переносились пациентами-добровольцами с диабетом 2 типа.THCV значительно снижал уровень глюкозы в плазме натощак, повышал функцию β-клеток, а также концентрации адипонектина и Апо А у пациентов с диабетом 2 типа. Было очевидно, что THCV может служить шаблоном для разработки новых терапевтических средств для контроля гликемии, особенно для диабетиков 2 типа.

Из вышеизложенного очевидно, что непсихоактивный эффект ТГКВ обеспечивает терапевтическое преимущество перед другими аналогами каннабиноидов в дополнение к его гипогликемическому и гиполипидемическому эффектам.Следовательно, срочно необходимы дальнейшие интенсивные исследования для получения клинически полезных лекарственных средств из THCV, полученного из марихуаны ( Cannabis sativa) . Как видно из этого краткого обзора, важно подчеркнуть, что чистый THCV растительного происхождения не вызывал общих побочных эффектов, связанных с римонабантом (психиатрическая и анксиогенная реакция) и AM251 (тошнота) (McPartland et al. 2015), о которых сообщалось. в этом обзоре. Хотя причина этого различия до конца не понята, было высказано предположение, что ТГВ может конкурентно ингибировать один из сигнальных путей одного или нескольких эндогенно продуцируемых эндоканнабиноидов посредством активности рецептора CB 1 (McPartland et al.2015). Другим объяснением способности THCV бороться с ожирением может быть его способность взаимодействовать с другими рецепторными участками, включая рецептор, связанный с G-белком (GPR55) 27, , временный рецепторный потенциал ваниллоидного рецептора 1 (TRPV1) (De Petrocellis et al. 2011) и другие эндогенные эндоканнабиноиды для рецепторного участка (Riedel et al. 2009). Краткое изложение эффектов THCV на человека и мышь/животное: метаболизм, гликемические и липидемические реакции выделены в таблице 1.

Таблица 1. Обобщенные метаболические, гликемические и липидемические эффекты THCV

Что такое средства, подавляющие аппетит, и как они работают?

Чтобы сесть на диету и похудеть, не обязательно голодать. Хотя может показаться, что похудеть означает сесть на диету и быть голодным, это не обязательно так. Если вы решите похудеть с помощью правильных продуктов, то сможете легко контролировать свой голод и похудеть. Так в чем же секрет? Как я могу похудеть без чувства голода ? Ответ: средства для подавления аппетита .

 

Что такое средства для подавления аппетита и безопасны ли они?

Голод часто приводит к вредным привычкам перекусывать, тяге к еде и перееданию. Если вы не можете контролировать свой голод, вам будет трудно похудеть. Подавители аппетита разработаны, чтобы помочь вам контролировать голод , что помогает вам похудеть. Они могут помочь вам чувствовать себя более сытым, менее голодным, меньше жаждать и поддерживать потерю веса. Но они безопасны ?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно рассмотреть различные типы средств, подавляющих аппетит, и способы их изготовления.

Рецептурные средства для подавления аппетита

Препараты для подавления аппетита, отпускаемые по рецепту, предназначены для воздействия на мозг за счет повышения уровня гормона серотонина. Теоретически это должно помочь регулировать аппетит. Но поскольку этот тип средств для подавления аппетита изменяет ваши гормоны, их эффективность и безопасность широко обсуждаются.

Натуральные средства для подавления аппетита

Натуральные средства для подавления аппетита намного безопаснее, потому что они производятся с использованием натуральных пищевых продуктов.Slendesta®, например, является одним из видов натуральных средств для подавления аппетита, который производится из экстракта картофельного белка. Этот картофельный белок работает не только потому, что картофель богат клетчаткой, но и потому, что этот белковый экстракт также содержит ингибитор протеиназы II (PI2), который, как было доказано, снижает потребление пищи. И поскольку это натуральный экстракт картофеля, он на 100% безопасен. Нет никаких стимуляторов, дрожи, вздутия живота или других неприятных ощущений!

 

Работают ли естественные средства для подавления аппетита?

Средства, подавляющие аппетит, не заставят вас сбросить 10 фунтов в день.Но это не то, для чего они предназначены. Они созданы для того, чтобы вы чувствовали себя сытыми. Они подавляют ваш аппетит, чтобы вы могли уменьшить количество потребляемой пищи, чтобы похудеть.

Когда Slendesta сочетается с правильным планом питания для похудения, вы можете терять до одного-двух фунтов каждую неделю. Здоровая потеря веса от одного до двух фунтов в неделю является устойчивой. А со Slendesta это становится возможным, потому что вы не будете чувствовать искушения постоянного голода и тяги, толкающей вас на провал.

Сара похудела более чем на 40 фунтов с помощью средства для подавления аппетита Slendesta! Она говорит, что это помогло ей отказаться от перекусов и угощений.

 

 

Как принимать средства для подавления аппетита

В отличие от рецептурных средств для подавления аппетита, натуральные средства для подавления аппетита доступны для приема в различных формах.

Коктейль-заменитель еды

Коктейли-заменители еды — это порошки, предназначенные для смешивания с водой и употребления вместо еды.Ассортимент коктейлей-заменителей еды exante Shake содержит средство для подавления аппетита Slendesta, которое поддерживает чувство сытости до 3 часов. А имея всего около 110 калорий на порцию (в зависимости от вкуса), вы можете добавлять добавки и другие ингредиенты для приготовления вкусных смузи и коктейлей, не превышая при этом цели по калориям.

Напитки

Если вы находитесь в пути или сидите в офисе, вы можете обнаружить, что голод слишком часто подкрадывается к вам, чтобы перекусить. Таким образом, средства для подавления аппетита также можно найти в специально разработанных низкокалорийных напитках.Exante Boost содержит всего 5 калорий в порции и содержит средство для подавления аппетита Slendesta, которое поддерживает чувство сытости в течение 3 часов. Он также содержит другие натуральные экстракты и витамины, которые дадут вам заряд энергии.

 

границ | Влияние ингибиторов TNF-α на массу тела и ИМТ: систематический обзор и метаанализ

Введение

Фактор некроза опухоли альфа (TNF-α) является провоспалительным цитокином. С тех пор было обнаружено, что он продуцируется различными типами клеток, включая макрофаги, лимфоидные клетки, эндотелиальные клетки, сердечные миоциты, жировую ткань и клетки головного мозга, такие как микроглия и астроциты.Его рецепторы экспрессируются на поверхности всех исследованных до сих пор типов клеток в организме человека, что отражает разнообразные функции TNF-α. Было показано, что он играет ключевую роль в процессах иммунологической защиты, таких как индукция лихорадки, ингибирование репликации вируса во время инфекций и приводящая к необратимой остановке роста при раке (Gaur and Aggarwal, 2003; Braumüller et al., 2013). Его провоспалительные свойства также связаны с патофизиологией аутоиммунных заболеваний, таких как псориаз (Victor and Gottlieb, 2002) и воспалительное заболевание кишечника (Brynskov et al., 2002). Более того, измененная продукция и передача сигналов TNF-α были связаны с метаболическими нарушениями, например, с ожирением (Tzanavari et al., 2010) и раковой кахексией (Batista et al., 2012), а также с психическими и неврологическими расстройствами, такими как нервная анорексия (Vaisman и Hahn, 1991; Plata-Salaman, 1998a; Dalton et al., 2018), болезнь Альцгеймера (Swardfager et al., 2010), большая депрессия (Dowlati et al., 2010) и нарколепсия (Himmerich et al., 2006). .

Ингибиторы TNF-α изучались в контексте лечения пациентов с несколькими иммуноопосредованными воспалительными заболеваниями, такими как воспалительное заболевание кишечника (болезнь Крона, язвенный колит), ревматоидный артрит (РА), анкилозирующий спондилоартрит (АС) и псориаз ( NRAS, 2014; Обзор; Тобин и Кирби, 2005; Коэн и Сачар, 2017).Эти препараты представляют собой либо моноклональные антитела (адалимумаб, голимумаб, инфликсимаб, цертолизумаб пегол), либо белки слияния рецепторов (этанерцепт), которые подавляют физиологический ответ на TNF-α. Поскольку моноклональные антитела и слитые белки должны быть получены из живых организмов или, по крайней мере, содержать компоненты живых организмов, их называют биологическими препаратами или, сокращенно, биологическими препаратами.

Сообщалось, что терапия антителами против TNF-α связана с увеличением массы тела и индекса массы тела (ИМТ) (Peluso and Palmery, 2016), а это означает, что ингибиторы TNF-α могут приводить к ожирению в качестве побочного эффекта .Ожирение, в свою очередь, связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний (Bray and Bellanger, 2006), метаболического синдрома (Grundy et al., 2004) и проблем с психическим здоровьем (Luppino et al., 2010), таких как депрессия (Yosaee et al. , 2018). В контексте иммуноопосредованных воспалительных заболеваний (IMID) ожирение было связано с более тяжелой активностью заболевания (Liu et al., 2017), более низким качеством жизни и субоптимальным ответом на лечение (Singh et al., 2018). Таким образом, для клиницистов было бы полезно иметь достоверную информацию о том, вызывают ли ингибиторы TNF-α систематическое увеличение массы тела в качестве побочного эффекта и какое увеличение массы тела можно ожидать в определенный период времени.Если ингибиторы TNF-α приводили к увеличению массы тела, блокирование передачи сигналов TNF-α от простуды стало новой стратегией лечения заболеваний с очень низкой потерей веса, таких как раковая кахексия и нервная анорексия.

Хотя в недавнем описательном обзоре упоминалось влияние ингибиторов TNF-α на массу тела (Peluso and Palmery, 2016), ни систематический обзор, ни метаанализ еще не проводились. Следовательно, в этом отчете мы будем проводить систематический обзор и метаанализ, оценивая влияние лечения ингибитором TNF-α на вес и ИМТ, как сообщалось в продольных исследованиях.

Методы

Мы провели этот метаанализ в соответствии с рекомендациями по предпочтительным элементам отчетности для систематических обзоров и метаанализов (PRISMA) (Moher et al., 2009).

Поиск литературы

Мы провели систематический поиск в трех электронных базах данных (PubMed, OVID и EMBASE) с момента создания до 24 августа 2018 г., используя следующие поисковые термины: анти-ФНО, блокатор ФНО-α, блокатор ФНО-альфа, опухоль альфа-блокатор некроза опухоли, альфа-блокатор некроза опухоли, ингибитор ФНО-α, ингибитор ФНО-альфа, ингибитор некроза опухоли альфа, ингибитор некроза опухоли альфа, фактор некроза опухоли, фактор некроза опухоли, голимумаб, этанерцепт, инфликсимаб, адалимумаб, цертолизумаб в сочетании с весом, жировой массой, массой тела и ИМТ.Эти поиски были дополнены поиском в Интернете и ручным поиском списков литературы потенциально релевантных статей и обзоров.

Критерии приемлемости

Поиск ограничивался исследованиями с участием взрослых людей и исследованиями, опубликованными на английском языке. Любое исследование, в котором оценивали массу тела и/или ИМТ в контексте терапии анти-ФНО-α и сообщали об этих показателях как минимум в 2 временных точках (исходный уровень и последующее наблюдение), подходило для включения.

Исследования исключались, если: (a) в них не сообщались значения для исходного уровня и последующего наблюдения, (b) сообщалось об использовании экспериментального биоаналога, (c) стратификация результатов по ИМТ или (d) сообщалось об эффекте ИМТ или веса на результат лечения, а не наоборот.Обзорные статьи, метаанализы, материалы/тезисы конференций, главы книг и неопубликованные тезисы также не были включены.

Выбор исследования

Блок-схема выбора исследования и скрининга представлена ​​на рисунке 1. Названия и рефераты публикаций, полученных в результате поиска, были импортированы в EndNote, а дубликаты удалены. Заголовки и аннотации проверялись, а статьи, которые считались крайне маловероятными, не принимались во внимание. Полнотекстовые версии остальных статей были получены и оценены на предмет приемлемости на основе наших заранее определенных критериев включения, описанных выше.Весь процесс поиска проводился двумя независимыми рецензентами (OP и BD), а разногласия на заключительном этапе разрешались на основе консенсуса команды. Оценка качества исследования проводилась с использованием Инструмента оценки качества для исследований до и после (до и после) без контрольной группы Национального института сердца, легких и крови (Инструменты оценки качества исследования, 2019 г.). Два рецензента, OP и BD, независимо оценивали каждое исследование, и члены группы обсуждали исследования с низким рейтингом.

Рисунок 1 Блок-схема выбора исследований, в которых сообщается об изменениях веса и/или индекса массы тела (ИМТ) у пациентов, получающих ингибиторы фактора некроза опухоли альфа (ФНО-α).

Извлечение и синтез данных

Извлеченные данные из всех включенных исследований были объединены в электронную сводную таблицу. Была собрана соответствующая информация, такая как размер выборки, средние значения и стандартные отклонения веса и/или ИМТ, а также сроки лечения. Также были включены дополнительные интересующие параметры, такие как возраст, пол, тип лекарства и клинический диагноз. Поскольку некоторые авторы сообщали о своих результатах, стратифицированных по лекарствам, каждое лекарство рассматривалось отдельно.Если требуемые данные не были представлены в публикации, связывались с соответствующими авторами.

Статистический анализ

Все статистические анализы проводились в R Studio (R Core Team, 2015 г.) с использованием пакета «metafor» (Viechtbauer, 2010 г.). Первичным показателем исхода было изменение массы тела и/или ИМТ между исходным уровнем и последующим наблюдением после начала лечения ингибитором ФНО-α. Влияние лечения TNF-α на вес и ИМТ исследовали в двух отдельных метаанализах.

Среднее значение доступных корреляций между исходным уровнем и последующим наблюдением было предполагаемой корреляцией для отсутствующих корреляций.Для расчета стандартного отклонения использовалась следующая формула, если вместо нее была предоставлена ​​стандартная ошибка: SD = SEx√N Стандартизированное среднее изменение со стандартизацией оценки изменения (SMCC) использовалось для оценки различий между исходным уровнем и последующим наблюдением в массе тела и ИМТ ( Моррис, 2000; Вольф Смит и др., 2009). Расстояние Кука (Cook, 1977) использовалось для изучения наличия влиятельных выбросов. Оценки размера эффекта были основаны на Cohen’s d (Cohen, 1992) и считались незначительными, если ≥ 0.20, средний, если ≥ 0,50, и большой, если ≥ 0,80. Модель случайных эффектов с использованием функции rma использовалась для учета как внутригрупповой изменчивости, так и неоднородности между исследованиями.

Индексы гетерогенности между исследованиями представляли собой Q и I Кокрана 2 . Лесные участки были созданы как средство визуализации. Мета-регрессии были проведены для оценки степени, в которой следующие переменные повлияли на наблюдаемую гетерогенность: возраст, пол, тип лекарства, продолжительность лечения и заболевание.Предвзятость публикации оценивалась с помощью визуального осмотра воронкообразных графиков, ранговой корреляции Бегга асимметрии воронкообразных графиков (Begg and Mazumdar, 1994) и анализа ящиков файлов.

Если авторы представляли данные, стратифицированные по лекарствам (например, инфликсимаб, этанерцепт, адалимумаб и т. д.), то каждое лекарство рассматривалось как отдельный набор данных в метаанализе. Столбец SMCC представляет собой оценку размера эффекта разницы между исходным уровнем массы тела/ИМТ и последующим наблюдением. Величина положительного эффекта указывает на то, что масса тела/ИМТ была выше после начала лечения, в то время как величина положительного эффекта указывает на то, что масса тела/ИМТ была ниже после начала лечения ингибитором ФНО-α.

Результаты

Характеристики исследования

Из 71 исследования, отвечавшего критериям включения, только в 26 исследованиях (N = 1245) сообщалось об исходных и последующих значениях массы тела и/или ИМТ. В таблице 1 представлены краткие сведения об исследовании и характеристиках выборки. Ни в одном из исследований не сообщалось о корреляционных данных, и только семь авторов предоставили запрошенные данные. Таким образом, отсутствующие корреляции были условно рассчитаны на основе имеющихся данных (т. е. среднего значения доступных корреляций).

Таблица 1 Характеристики исследований, сообщающих о начале применения ингибитора альфа-альфа (TNF-α) до и после опухолевого некроза (TNF-α) массы тела и/или индекса массы тела (ИМТ).

В двенадцати исследованиях были представлены данные как по весу, так и по ИМТ, в четырех — только по весу, а в восьми — только по ИМТ. Таким образом, метаанализ массы тела включал в общей сложности 16 исследований, а метаанализ ИМТ включал 20 исследований. Что касается типа используемого препарата, то в 20 исследованиях были представлены данные по инфликсимабу, в 8 – по этанерцепту, в 5 – по адалимумабу, а в 3 не был указан тип используемого ингибитора ФНО-α. Временные рамки от исходного уровня до окончательного наблюдения значительно различались: в некоторых исследованиях сообщается о последующем наблюдении через 4 недели (Franchimont et al., 2005) и другие в возрасте 3 лет (Toussirot et al., 2014). В пределах этого диапазона два исследования имели период наблюдения через 8 недель, 4 — через 12 недель, 1 — через 16 недель, 1 — через 22 недели, 1 — через 24 недели, 6 — через 26 недель, 2 — через 48 недель, 2 — через 52 недели, и 1 в 53 недели.

Расстояние Кука выявило три выброса (Wiedenmann et al., 2008; Koutroubakis et al., 2009; Parmentier-Decrucq et al., 2009), но при визуальном осмотре лесных участков остались два (Wiedenmann et al., 2008). ; Parmentier-Decrucq et al., 2009), и только один был исключен (Koutroubakis et al., 2009). Первоначально исследования, которые были оценены как неудовлетворительные, были удалены, а анализы были проведены повторно. Поскольку результаты этих включенных исследований существенно не отличались, было решено оставить их в метаанализе, чтобы включить как можно больше исследований. Критерий ранговой корреляции Бегга для асимметрии воронкообразного графика не выявил существенной систематической ошибки публикации (τ = -0,18, p = 0,19; рис. 2). Дальнейший анализ с использованием подхода Розенталя показал, что количество нулевых публикаций, необходимых для достижения значимой систематической ошибки, равно 449 (p < 0.0001).

Рисунок 2 Критерий ранговой корреляции Бегга для асимметрии воронкообразного графика.

Влияние ингибиторов TNF-α на массу тела

На рис. 3 показаны различия между началом приема ингибиторов TNF-α и после их введения на массу тела пациентов. Мета-анализ показал, что вес пациентов значительно увеличился после начала приема ингибитора TNF-α (SMCC = 0,23, z = 3,45, p = 0,0006, 95% ДИ [0,10, 0,37]). Взвешенное объединенное среднее увеличение веса рассчитывали как 1.49 кг (SD = 5,28) для всех ингибиторов TNF-α вместе взятых и 0,90 кг (SD = 5,13) для инфликсимаба, 2,27 кг (SD = 4,69) для адалимумаба и 2,34 кг (SD = 5,65) для этанерцепта по отдельности. Когда каждый ингибитор TNF-α рассматривался отдельно, эффекты различных препаратов становились более ясными. Адалимумаб и этанерцепт внесли основной вклад в значительный размер эффекта (SMCC = 0,52, z = 3,92, p < 0,0001, 95% ДИ [0,26, 0,78] и SMCC = 0,40, z = 4,96, p < 0,0001, 95% ДИ [0,24, 0,55] соответственно).

Рисунок 3 Лесной участок стандартизированного среднего изменения массы тела по 23 наборам данных (n = 712). Ноль указывает на отсутствие эффектов, тогда как точки справа указывают на увеличение веса при сравнении до и после лечения ингибитором TNF-α.

Значительная неоднородность между исследованиями (I 2 = 63,29%, Q = 61,21, p < 0,0001) была дополнительно изучена с использованием метарегрессий. Мета-регрессия объяснила всю неоднородность (Q модераторов = 31.38, p < 0,0001), не оставляя значительной необъяснимой остаточной неоднородности (Q , остаточная = 6,34, p = 0,79). Окончательная модель была сформирована из следующих модераторов: диагноз (Псориаз: Z = 1,90, p = 0,06, 95% ДИ [-0,02, 1,03], Ревматоидный артрит: Z = 2,04, p = 0,45, 95% ДИ [0,02, 1,08], ВЗК: Z = 2,53, p = 0,01, 95% ДИ [0,14, 1,08]), пол (Z = -2,66, p = 0,008, 95% ДИ [-1,48, -0,23], возраст (Z = — 1,48, р = 0,14, 95% ДИ [-0,05, 0,01]), и время до наблюдения (Z = -0,40, р = 0,69, 95% ДИ [-0,01].01, 0,00]). Пол, диагноз ревматоидного артрита и диагноз ВЗК были основными факторами неоднородности исследования. Исследования, изучающие влияние ингибиторов ФНО-α на вес у пациентов с РА или ВЗК, а также исследования с меньшим количеством женщин, показали наибольшую разницу между их исходным весом и их весом после начала приема ингибитора ФНО-α.

Влияние ингибиторов TNF-α на ИМТ

На рис. 4 показаны различия между ИМТ пациентов до и после начала приема ингибиторов TNF-α.Мета-анализ показал, что ИМТ пациентов значительно увеличился после начала приема ингибитора TNF-α (SMCC = 0,26, z = 3,91, p <0,0001, 95% ДИ [0,13, 0,39]). Изучение промежуточных итогов для каждого препарата показало, что инфликсимаб оказывает наиболее значительное влияние на ИМТ пациентов (SMCC = 0,33, z = 3,50, p = 0,0005, CI [0,14, 0,51]), обуславливая значимые результаты, со средним взвешенное увеличение 0,61 кг/м 2 (SD = 2,28).

Рисунок 4 Лесная диаграмма стандартизированного среднего изменения индекса массы тела (ИМТ) по 30 наборам данных (n = 1156).Ноль указывает на отсутствие эффекта, тогда как точки справа указывают на увеличение ИМТ при сравнении до и после начала лечения ингибитором фактора некроза опухоли альфа (TNF-α).

Значительная неоднородность между исследованиями (I 2 = 76,06%, Q = 109,21, p = <0,0001) была дополнительно изучена с использованием метарегрессий. Мета-регрессия объяснила значительную часть (91,43%) неоднородности (Q модераторов = 49,70, p <0,0001), однако значительная часть остаточной неоднородности не была объяснена (остаток Q = 29.65, р = 0,01). Окончательная модель была сформирована из следующих модераторов: клинический диагноз (псориаз: Z = 3,43, p = 0,0006, 95% ДИ [0,24, 0,87], ревматоидный артрит: Z = 3,41, p = 0,0006, 95% ДИ [0,27, 0,98]. ], ВЗК: Z = 1,60, p = 0,10, 95% ДИ [-0,08, 0,78]), процент женщин в выборке (Z = 1,11, p = 0,27, 95% ДИ [-0,34, 1,22], возраст (Z = -4,89, p < 0,0001, 95% ДИ [-0,08, -0,03]) и время до наблюдения (Z = -0,46, p = 0,64, 95% ДИ [-0,007, 0,00]). модельными факторами были возраст, диагноз псориаза и диагноз ревматоидного артрита.Эти три фактора, по-видимому, оказали наибольшее влияние на разницу между ИМТ пациентов в начале исследования и после него.

Обсуждение

Резюме основных результатов

Целью настоящего метаанализа было изучение влияния ингибиторов TNF-α на массу тела и ИМТ. Семьдесят одно исследование соответствовало нашим критериям отбора. Однако только 26 из них предоставили данные об исходных и последующих средних значениях, а также стандартных отклонениях веса или ИМТ и, таким образом, могли быть включены в метаанализ.

Из исследований, включенных в метаанализ, в 9 исследованиях сообщалось о значительном общем увеличении массы тела (Franchimont et al., 2005; De Oliveira et al., 2008; Saraceno et al., 2008; Esposito et al., 2009; Di Renzo et al., 2011; Toussirot et al., 2014; Csontos et al., 2016; Dos Santos et al., 2017) и 11 сообщили о значительном увеличении ИМТ (Gisondi et al., 2008; Esposito et al., al., 2009; Di Renzo et al., 2011; Tan et al., 2013; Mahe et al., 2014; Toussirot et al., 2014; Csontos et al., 2016; Эхсани и др., 2016 г.; Дос Сантос и др., 2017). В семи исследованиях не сообщалось о значительных изменениях массы тела (Marcora et al., 2006; Metsios et al., 2007; Wiedenmann et al., 2008; Popa et al., 2009; Derdemezis et al., 2010; Younis et al., 2013; Ersozlu Bozkirli et al., 2014), и девять не сообщили о значительных изменениях ИМТ. Ни в одном из исследований, которые мы рассмотрели, не сообщалось об общей значительной потере массы тела или ИМТ. Инфликсимаб был наиболее часто используемым ингибитором TNF-α в исследованиях, которые мы рассмотрели.Интересно, что эффект лечения инфликсимабом на вес пациентов не достигал статистической значимости, в то время как эффект инфликсимаба на ИМТ пациентов достигал. Наши результаты согласуются с недавним обзором (Costa et al., 2019) и недавним метаанализом (Wu et al., 2020) изменений веса у пациентов с псориазом, получающих биологические препараты, которые также пришли к выводу, что лечение ингибитором TNF-α было связано со значительным увеличением массы тела. В связи с этим и наоборот, стоит отметить, что значительная часть включенных здесь исследований была сосредоточена на влиянии ИМТ на эффективность ингибитора TNF-α, и, как резюмировано в этом метаанализе Dai et al.(2020), существование взаимосвязи между массой тела/ИМТ и TNF-α является однозначным.

В нашем анализе умеренности веса пол кажется фактором неоднородности. Это согласуется с некоторыми исследованиями, в которых сообщалось о гендерных различиях: мужчины, получавшие ингибиторы TNF-α, с большей вероятностью набирали вес (Brown et al., 2012; Tan et al., 2013; Mahe et al., 2014; Csontos и др., 2016). Несмотря на то, что мы не могли включить тяжесть заболевания в нашу модель (из-за отсутствия данных), вполне вероятно, что это могло быть сопутствующим фактором.Например, Маэ и соавт. (2014) отметили в своем исследовании, что пациенты с более тяжелым псориазом, как правило, имеют тенденцию к увеличению веса.

Механизмы того, как ингибиторы TNF-α могут вызывать боли при весе

TNF-α может приводить к снижению веса посредством двух различных механизмов, а именно путем влияния на центральную регуляцию веса в головном мозге (Bernstein, 1996; Plata-Salamán, 1998b; Laviano et al., 2003; Bach et al., 2013), и приводя к катаболическим процессам на периферии тела (Layne and Farmer, 1999; Guttridge et al., 2000). Следовательно, ингибирование TNF-α может влиять как на центральные, так и на периферические механизмы регуляции массы тела.

Было показано, что в контексте раковой кахексии и тяжелых инфекционных заболеваний TNF-α и другие провоспалительные цитокины, такие как интерлейкин (IL)-1β и IL-6, вызывают потерю аппетита посредством гипоталамической анорексигенной передачи сигналов (Chance et al., 1994; Инуи, 1999; Хосой и др., 2002; Нонака и др., 2004). Механические исследования показывают, что этот аппетит и потеря веса являются результатом цитокинов, стимулирующих выработку и высвобождение анорексигенных нейропептидов, таких как фактор, высвобождающий кортикотропин, и ингибирующих передачу сигналов с помощью сети орексигенных нейропептидов Y (NPY) (рис. 5 [(Balt et al. др., 2011)]). Эти результаты согласуются с экспериментальными, доклиническими и клиническими исследованиями, показывающими, что ИЛ-1β, ИЛ-6 и ФНО-α вызывают аппетит и потерю веса при периферическом или прямом введении в головной мозг (Bernstein, 1996; Plata-Salaman, 1998b; Бах и др., 2013). Однако неясно, являются ли эти потери результатом снижения потребления калорий или какого-либо другого молекулярного механизма, включающего TNF-α. Например, Метсиос и соавт. (2007) исследовали изменения в физической активности и потреблении белка у пациентов, получавших ингибиторы ФНО-α, и обнаружили, что и то, и другое увеличилось.Следовательно, возможно, что увеличение массы тела и ИМТ является результатом повышенного потребления калорий в связи с возвращением нормального аппетита.

Рисунок 5 Гипотетическая и упрощенная модель того, как фактор некроза опухоли альфа (TNF-α) может вызывать анорексигенные эффекты. TNF-α высвобождается иммунными клетками, микроглией, жировыми клетками и многими другими клетками (Перскидский, Барштейн, 1992). TNF-α проявляет свои анорексигенные эффекты в аркуатном ядре гипоталамуса, которое является центральным регулятором энергетического гомеостаза, индуцируя выработку α-меланоцитостимулирующего гормона (α-MSH) и транскрипта, регулируемого кокаином и амфетамином (CART). в экспрессирующих проопиомеланокортин (POMC) нейронах; кроме того, это приводит к снижению продукции агути-родственного белка (AgRP) и нейропептида Y (NPY) орексигенных сигналов в нейронах, экспрессирующих AgRP (Romanatto et al., 2007). Поскольку было показано, что TNF-α стимулирует внутриклеточную АМФ-активируемую протеинкиназу (AMPK) (Tse et al., 2017), которая интегрирует орексигенные и анорексигенные сигналы в дугообразном ядре (Minokoshi et al., 2004), мы предполагаем, что этот механизм может играть роль в усилении α-MSH и CART и подавлении AgRP и NPY. Эти молекулярные сигналы будут передаваться в латеральный гипоталамус и паравентрикулярное ядро ​​и, таким образом, приведут к снижению аппетита и потере веса (Claret et al., 2007). Однако орексигенные (например, грелин) и анорексигенные (например, глюкоза, инсулин и лептин) сигналы с периферии тела модифицируют активность AMPK в аркуатном ядре (Minokoshi et al., 2004). Как упоминалось выше, это упрощенная схема, в которой не учитываются важные механизмы, влияющие на высвобождение и эффекты TNF-α. Например, грелин может изменять передачу сигналов TNF-α на клеточном уровне (Himmerich and Sheldrick, 2010). Сигналы анорексии показаны черными, орексигенные сигналы серыми стрелками.Темно-серый овал представляет все клетки, продуцирующие TNF-α, светло-серые овалы показывают области гипоталамуса, важные для регуляции аппетита и веса.

Также постулируется, что TNF-α способствует потере мышечной массы за счет ингибирования дифференцировки миобластов и катаболизма зрелых мышечных клеток (Layne and Farmer, 1999; Guttridge et al., 2000). Reid и Li предполагают, что TNF-α стимулирует потерю белка дифференцированными мышечными клетками за счет активации ядерного фактора (NF)-κB и последующей активации убиквитин/протеасомного пути (Reid and Li, 2001; Patel and Patel, 2017).В соответствии с этим в пяти исследованиях с использованием ингибиторов TNF-α сообщалось об увеличении мышечной массы (Briot et al., 2005; Briot et al., 2008; Di Renzo et al., 2011; Csontos et al., 2016; Dos Santos). и др., 2017).

Однако стоит отметить, что TNF-α также участвует в развитии ожирения и резистентности к инсулину. TNF-α сверхэкспрессируется и секретируется жировой тканью тучных животных и людей, и его уровни коррелируют со степенью ожирения и резистентностью к инсулину (Xu et al., 2002; Лоренцо и др., 2008 г.; Цанавари и др., 2010). Кроме того, было показано, что диета с высоким содержанием жиров уменьшает количество нейронов проопиомеланокортина (РОМС), сдерживающих аппетит, путем изменения их морфологии, и что эта деградация ПОМС опосредована гиперсекрецией ФНО-α (Yi et al. , 2017). Эти данные могут на первый взгляд показаться противоречивыми, так как, вообще говоря, одни указывают на роль TNF-α как анорексигенную, а другие — на ожирение. Однако с учетом плейотропного действия TNF-α вполне вероятно, что его действие зависит от дозы и/или контекста.Несмотря на то, что определение молекулярной реальности действия TNF-α выходит за рамки данного обзора, ранее предполагалось, что высокие уровни TNF-α способствуют развитию анорексии (Schattner et al., 1992; Berg et al., 1994). ), тогда как при ожирении наблюдаются только легкие повышения, связанные с резистентностью к инсулину (Hotamisligil et al., 1994a; Hotamisligil and Spiegelman, 1994; Hotamisligil et al., 1994b). Эта позиция подтверждается клиническими данными о введении налоксона, который подавляет ФНО-α (Liu et al., 2006). Например, Мур и соавт. (1981) обнаружили, что низкие дозы налоксона (3,2–6,4 мг/день) существенно уменьшают прибавку в весе у пациентов с анорексией без изменений в потреблении пищи, в то время как большие дозы (15 мг) оказываются эффективными в снижении веса у пациентов с ожирением. Волковиц и др., 1988). Для более подробного описания взаимосвязи между TNF-α, анорексией и ожирением см. Holden and Pakula (Holden and Pakula, 1996).

Клинические последствия

Наши результаты показывают, что блокаторы TNF-α могут привести к увеличению веса.Согласно нашему анализу, взвешенное среднее значение набранных килограммов составило 1,49 кг (SD = 5,28). Таким образом, увеличение массы тела следует рассматривать как потенциальный побочный эффект ингибиторов ФНО-α, таких как голимумаб, инфликсимаб, этанерцепт и адалимумаб. Однако важно отметить, что мета-анализы выявили значительную неоднородность между исследованиями и что все предполагаемые стандартные отклонения изменения веса и ИМТ были большими. Наши результаты отражают результаты некоторых исследований, в которых участники похудели, а участники других исследований набрали вес.Действительно, некоторые из первичных заболеваний, по поводу которых пациентов лечили блокаторами ФНО-α, в частности болезнь Крона и ревматоидный артрит, часто связаны с потерей веса (Alastair et al., 2011; Santo et al., 2018). Таким образом, прибавка массы тела на фоне терапии анти-ФНО-α может интерпретироваться как восстановление нормальной массы тела. Однако для других заболеваний, таких как псориаз, данные свидетельствуют о том, что ожирение является фактором риска, что оно усугубляет существующий псориаз и что снижение веса может уменьшить тяжесть псориаза у людей с избыточным весом (Reid and Li, 2001).В этих случаях наши результаты небольшого увеличения веса во время терапии блокаторами TNF-α предполагают, что следует рассмотреть возможность клинического наблюдения за пациентами в отношении увеличения веса и потенциально дополнительных мер по регулированию веса, таких как консультирование по диете и физические упражнения. Несмотря на то, что наши результаты показывают лишь умеренное влияние блокаторов TNF-α на массу тела, в отдельных случаях увеличение массы тела может быть чрезмерным и приводить к ожирению (Tan et al., 2013; Haas et al., 2017). Кроме того, наши мета-регрессии показали, что другие индивидуальные различия, включая пол и возраст, объясняют некоторую изменчивость в прибавке веса, так что пациенты мужского пола с большей вероятностью набирали вес, а более молодые участники демонстрировали большее увеличение ИМТ после терапии анти-ФНО-α.Таким образом, наши результаты подтверждают мнение о том, что препараты против TNF-α могут привести к определенному увеличению веса, но все еще необходимы дальнейшие исследования, прежде чем можно будет сделать твердые выводы о влиянии ингибиторов TNF-α на увеличение веса.

Кроме того, модулирование передачи сигналов цитокинов может стать будущим механизмом действия препаратов для лечения заболеваний и расстройств, связанных с потерей веса, таких как раковая кахексия или нервная анорексия. В соответствии с этим мы ранее предполагали, что влияние на иммунную систему может стать будущим фармакологическим подходом к лечению расстройств пищевого поведения (Himmerich and Treasure, 2018; Himmerich et al., 2019). Эта идея также подтверждается данными о повышении уровня TNF-α и IL-6 у пациентов с нервной анорексией (Dalton et al., 2018). Кроме того, введение ингибитора TNF-α (инфликсимаб) женщине, страдающей как ювенильным идиопатическим артритом, так и нервной анорексией, привело к увеличению массы тела на 8% через пять месяцев после лечения (Barber et al., 2003). Вопрос, однако, заключается в том, оправдывает ли степень изменения веса, которую можно ожидать от терапии современными блокаторами ФНО-альфа, их клиническое применение при нервной анорексии.Согласно нашим выводам, можно ожидать среднего изменения веса на 1,49 кг (SD = 5,28 или изменения ИМТ на 0,61 кг/м 2 (SD = 2,28) при лечении ингибитором TNF. Это не оправдывает анти-TNF- альфа-препараты в качестве единственной терапии.Однако, в дополнение к одной из установленных терапий, даже небольшая дополнительная прибавка в 0,61 кг/м 2 ИМТ может быть клинически значимой, поскольку было показано, что прибавка в весе по шкале 1 кг/м 2 связано с улучшением качества жизни (Zerwas et al., 2015). Поскольку доступные в настоящее время блокаторы TNF-α могут иметь серьезные побочные эффекты, такие как туберкулез, лимфопролиферативные заболевания, волчаночноподобные синдромы и рассеянный склероз (Lorenzo et al., 2008), рекомендовать этот тип лекарств для лечения анорексии представляется небезопасным. нервная. Тем не менее, их можно иметь в виду как будущий фармакологический подход или экспериментальный подход к терапевтически резистентным и тяжело пораженным пациентам.

Ограничения

Основное ограничение этого исследования заключается в том, что мы смогли включить в метаанализ только 26 из 71 выявленного исследования, поскольку требуемые данные не были представлены и не были получены от авторов.Это означало, что потенциально информативные исследования с большими размерами выборки не были включены [например, (Wu et al., 2014)]. Это также означает, что среди 26 включенных исследований было только два рандомизированных контролируемых испытания (РКИ), в одном из которых сравнивали этанерцепт с метотрексатом (Marcora et al., 2006), а в другом сравнивали инфликсимаб и плацебо у пациентов, получавших лечение гемцитабином (Wiedenmann et al. ., 2008). Следовательно, поскольку у нас было только одно плацебо-контролируемое исследование, мы не могли провести метаанализ различий в изменении веса между лечением блокаторами TNF-α и плацебо.Кроме того, в некоторых исследованиях пациенты также получали другие лекарства, такие как метотрексат и преднизолон, которые, как было показано, также влияют на мышечную и жировую ткани и вызывают увеличение веса в краткосрочной перспективе. Ралл и др. (1996) предположили возможность прямого антикатаболического действия метотрексата. Следовательно, возможно, что наблюдаемая прибавка в весе и повышенный ИМТ являются результатом приема других сопутствующих препаратов, что было бы полезно, если бы оно было изучено в будущих исследованиях.

Несмотря на то, что в некоторых исследованиях сообщалось о таких показателях состава тела (безжировая масса, жировая масса и т. д.), имеющихся данных было недостаточно для значимого метаанализа. Учитывая, что масса тела и ИМТ являются приблизительными показателями, в будущих исследованиях было бы полезно установить, является ли наблюдаемое увеличение этих двух параметров результатом увеличения массы жира или мышечной массы, поскольку увеличение массы жира клинически связано с повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний, метаболического синдрома и депрессии.

Ограниченные данные о потенциальных ковариантах, таких как продолжительность заболевания, тяжесть заболевания, курение, физическая активность и диетические изменения, не позволили нам провести более полные мета-регрессии, в которых мы могли бы изучить влияние ингибиторов ФНО-α на масса тела и ИМТ более подробно. Все эти факторы могут по-разному влиять на массу тела и состав тела в целом в сочетании с лечением анти-ФНО-α.

Несмотря на то, что голимумаб, инфликсимаб, этанерцепт и адалимумаб являются ингибиторами TNF-α, были сообщения о различном влиянии на массу тела и состав тела.Следовательно, мы надеялись получить достаточное количество исследований с использованием различных ингибиторов TNF-α, чтобы проанализировать их по отдельности, чтобы выяснить, сохраняются ли отмеченные различия после того, как они были подвергнуты метаанализу. Поэтому в настоящее время мы не можем сравнивать и сопоставлять эффекты различных ингибиторов TNF-α на вес и ИМТ.

Еще одним ограничением является крайне разная продолжительность лечения ингибиторами ФНО-α. Самый короткий период наблюдения составил 4 недели (Franchimont et al., 2005), а самый длительный — 3 года (Toussirot et al., 2014). Тем не менее, согласно нашим анализам, время наблюдения не повлияло на вес или ИМТ. Наконец, ограниченные данные о характеристиках выборки и исследования не позволили тщательно изучить значительную неоднородность между исследованиями. Несмотря на то, что мы попытались объяснить это, выполнив несколько мета-регрессий, неоднородность выборки и исследования по-прежнему представляет собой ограничение.

Заключение

Этот метаанализ показывает, что введение ингибиторов TNF-α приводит к увеличению массы тела и ИМТ.Следовательно, увеличение веса может быть побочным эффектом ингибиторов TNF-α, а ингибирование TNF-α может быть потенциальным вариантом фармакологического лечения раковой кахексии или нервной анорексии. Однако в настоящее время неясно, является ли увеличение массы тела и ИМТ результатом увеличения жировой или мышечной массы. В будущих исследованиях следует дополнительно учитывать другие влияющие переменные, такие как изменения в потреблении калорий, физической активности, аппетите, а также продолжительности и тяжести заболевания.

Заявление о доступности данных

В этом исследовании были проанализированы общедоступные наборы данных.Эти данные можно найти здесь: Скомпилированная база данных и R-скрипт доступны в OSF. https://osf.io/fydm.

Вклад авторов

Оригинальная идея HH и BD. OP провела обзор и метаанализ под руководством JL и BD. ОП составил рукопись, а остальные авторы внесли дополнения и поправки.

Финансирование

JL поддерживается стипендией сэра Генри Велкома для докторантов (213578/Z/18/Z).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Аластер Ф., Эмма Г., Эмма П. (2011). Питание при воспалительных заболеваниях кишечника. Дж. Парентер. Введите Нутр. 35 (5), 571–580. doi: 10.1177/0148607111413599

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Бах Э., Нильсен Р. Р., Вендельбо М. Х., Меллер А. Б., Йессен Н., Буль М. и др. (2013). Прямые эффекты TNF-α на локальный топливный метаболизм и уровни цитокинов в плацебо-контролируемой билатеральной инфузии ноги человека: повышение чувствительности к инсулину, повышенный общий распад белка и повышенное высвобождение IL-6. Диабет 62 (12), 4023–4029. doi: 10.2337/db13-0138

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Balt, S.L., Galloway, G.P., Baggott, MJ, Schwartz, Z., Mendelson, J. (2011). Механизмы и генетика увеличения веса, связанного с антипсихотиками. клин. Фармакол. тер. 90 (1), 179–183. doi: 10.1038/clpt.2011.97

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Барбер Дж., Ширан Т., Малхерин Д. (2003).Лечение противоопухолевого фактора некроза у пациентки с нервной анорексией и ювенильным идиопатическим артритом. Энн. Реум Дис. 62 (5), 490–491. doi: 10.1136/ard.62.5.490

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Батиста М. Л., Перес С. Б., Макдональд М. Э., Алькантара П. С. М., Оливан М., Оточ Дж. П. и др. (2012). Воспаление жировой ткани и раковая кахексия: возможная роль ядерных факторов транскрипции. Цитокин 57 (1), 9–16.doi: 10.1016/j.cyto.2011.10.008

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Берг М., Фракер Д. Л., Александр Х. Р. (1994). Характеристика влияния фактора дифференциации/ингибитора лейкемии на активность липопротеинлипазы и мРНК в адипоцитах 3T3-L1. Цитокин 6 (4), 425–432. doi: 10.1016/1043-4666(94)-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бернштейн И.Л. (1996). Невральный: опосредование отвращения к еде и анорексии, вызванных фактором некроза опухоли и опухолями. Неврологи. Биоповедение. 20 (1), 177–181. doi: 10.1016/0149-7634(95)00046-H

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Браумюллер Х., Видер Т., Бреннер Э., Ассманн С., Хан М., Алхалед М. и др. (2013). Цитокины Т-хелперов-1 вызывают старение рака. Природа 494 (7437), 361–365. doi: 10.1038/nature11824

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бриот К., Гарнеро П., Ле Хенанфф А., Dougados, M., Roux, C, K.B., et al. (2005). Изменения массы тела, состава тела и метаболизма костной ткани у пациентов со спондилоартропатией, получающих лечение против фактора некроза опухоли альфа. Энн. Реум Дис. 64 (8), 1137–1140. doi: 10.1136/ard.2004.028670

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бриот К., Госсек Л., Колта С., Дугадос М., Ру К. (2008). Проспективная оценка изменения массы тела, состава тела и плотности костной ткани у пациентов со спондилоартропатией, получающих лечение против фактора некроза опухоли-альфа. J. Ревматолог. 35 (5), 855–861.

Реферат PubMed | Google Scholar

Браун, Р. А., Спина, Д., Батт, С., Саммерс, Г. Д. (2012). Долгосрочные эффекты терапии фактором некроза опухоли на массу тела у пациентов с ревматоидным артритом. клин. Ревматол. 31 (3), 455–461. doi: 10.1007/s10067-011-1863-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Брынсков Дж., Фог П., Педерсен Г., Эллервик К., Киркегор Т., Бингем А., и другие. (2002). Активность фермента, превращающего фактор некроза опухоли α (ТАСЕ), в слизистой оболочке толстой кишки у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. Гут 51 (1), 37–43. doi: 10.1136/gut.51.1.37

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шанс, В. Т., Баласубраманиам, А., Даял, Р., Браун, Дж., Фишер, Дж. Э. (1994). Гипоталамическая концентрация и высвобождение нейропептида Y в микродиализаты снижены у крыс с опухолями, страдающими анорексией. Науки о жизни. 54 (24), 1869–1874. doi: 10.1016/0024-3205(94)

-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кларет М., Смит М. А., Баттерхэм Р. Л., Селман К., Чоудхури А. И., Фрайер Л. Г. Д. и др. (2007). AMPK необходима для регуляции энергетического гомеостаза и восприятия глюкозы нейронами POMC и AgRP. Дж. Клин. Инвестировать. 117 (8), 2325–2336. doi: 10.1172/JCI31516

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Коэн, Б.Л., Сачар, Д. Б. (2017). Обновленная информация об агентах против фактора некроза опухоли и других новых препаратах для лечения воспалительных заболеваний кишечника. BMJ 19, 357. doi: 10.1136/bmj.j2505

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кук, Р. Д. (1977). Обнаружение влиятельного наблюдения в линейной регрессии. Technometrics 19 (1), 15. doi: 10.1080/00401706.1977.10489493

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коста Л., Рамонда Р., Ортолан А., Фаверо М., Фоти Р., Висалли Э. и соавт. (2019). Псориатический артрит и ожирение: роль лечения анти-ИЛ-12/ИЛ-23. клин. Ревматол. 38, 2355–2362. Спрингер Лондон. doi: 10.1007/s10067-019-04663-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Csontos, A.A., Molnar, A., Piri, Z., Katona, B., Dako, S., Palfi, E., et al. (2016). Влияние индукционной терапии против TNF-альфа на статус питания и рацион питания при воспалительном заболевании кишечника. Дж.Желудочно-кишечный тракт печени Dis. 25 (1), 49–56. doi: 10.15403/jgld.2014.1121.251.tnf

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дай З., Сюй X., Ран З. (2020). Связь между ожирением и эффективностью агентов против фактора некроза опухоли-α у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника: обзор литературы и метаанализ. Энн. Фармацевт. 19, 1–13. 1060028019. doi: 10.1177/10600280190

CrossRef Full Text | Google Scholar

Далтон Б., Bartholdy, S., Robinson, L., Solmi, M., Ibrahim, M.A.A., Breen, G., et al. (2018). Метаанализ концентрации цитокинов при расстройствах пищевого поведения. J. Psychiatr. Рез. 103, 252–264. doi: 10.1016/j.jpsychires.2018.06.002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Де Оливейра, Дж. П., Леви, А., Морель, П. (2008). Эффективность инфликсимаба при тяжелом рекальцитрантном псориазе после 6 недель лечения. Дж. Дерматол. 35 (9), 575–580. дои: 10.1111/j.1346-8138.2008.00525.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дердемезис К.С., Филиппатос Т.Д., Вулгари П.В., Целепис А.Д., Дросос А.А., Киорцис Д.Н. (2010). Уровни лептина и адипонектина у больных анкилозирующим спондилитом. Эффект лечения инфликсимабом. клин. Эксп. Ревматол. 28 (6), 880–883.

Реферат PubMed | Google Scholar

Ди Ренцо Л., Сарацено Р., Скипани К., Риццо М., Бьянки А., Noce, A., et al. (2011). Проспективная оценка изменения массы тела и состава тела у пациентов с псориазом, получающих лечение анти-ФНО-альфа. Дерматол. тер. 24 (4), 446–451. doi: 10.1111/j.1529-8019.2011.01439.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дос Сантос Дж. К., Малагути К., Лукка Ф. де А., Кабальзар А. Л., Рибейро Т. С. да Р., Габурри П. Д. и др. (2017). Влияние биологической терапии на состав тела больных болезнью Крона. Рев. доц. Мед. Бюстгальтеры. 63 (5), 407–413. doi: 10.1590/1806-9282.63.05.407

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Доулати Ю., Херрманн Н., Свардфагер В., Лю Х., Шам Л., Рейм Э. К. и др. (2010). Метаанализ цитокинов при глубокой депрессии. Биол. Психиатрия 67 (5), 446–457. doi: 10.1016/j.biopsych.2009.09.033

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эхсани А. Х., Мортазави Х., Балиги К., Хоссейни М.С., Азизпур А., Хиджази С.П. и соавт. (2016). Изменения индекса массы тела и липидного профиля у больных псориазом после лечения инфликсимабом по стандартному протоколу. Акта Мед. Иран. 54 (9), 570–575.

Реферат PubMed | Google Scholar

Ersozlu Bozkirli, E.D., Bozkirli, E., Yucel, A.E. (2014). Влияние лечения инфликсимабом на сердечно-сосудистый риск и резистентность к инсулину у пациентов с анкилозирующим спондилитом. Мод Ревматол. 24 (2), 335–339.doi: 10.3109/14397595.2013.843752

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эспозито, М., Маззотта, А., Сарацено, Р., Скипани, К., Чименти, С. (2009). Влияние и изменение индекса массы тела у пациентов, получавших этанерцепт по поводу бляшечного псориаза. Междунар. Дж. Иммунопатол. Фармакол. 22 (1), 219–225. doi: 10.1177/0394632000124

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Феррас-Амаро, И., Арсе-Франко, М., Мунис, Дж., Лопес-Фернандес, Дж., Эрнандес-Эрнандес, В., Франко, А., и соавт. (2011). Системная блокада TNF-альфа не улучшает резистентность к инсулину у людей. Горм. Метаб. Рез. = Горм. und Stoffwechselforsch = Horm. Метаб. 43 (11), 801–808. doi: 10.1055/s-0031-1287783

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Franchimont, D., Roland, S., Gustot, T., Quertinmont, E., Toubouti, Y., Gervy, M.-C., et al. (2005). Влияние инфликсимаба на уровень лептина в сыворотке крови у пациентов с болезнью Крона. Дж. Клин. Эндокринол. Метаб. 90 (6), 3510–3516. doi: 10.1210/jc.2004-1222

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гаур У., Аггарвал Б. Б. (2003). Регуляция пролиферации, выживания и апоптоза членами надсемейства TNF. Биохим. Фармакол. 66 (8), 1403–1408. doi: 10.1016/S0006-2952(03)00490-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гизонди П., Котена К., Тессари Г., Джироломони Г.(2008). Терапия против фактора некроза опухоли-альфа увеличивает массу тела у пациентов с хроническим бляшечным псориазом: ретроспективное когортное исследование. Дж. Евро. акад. Дерматол. Венереол. 22 (3), 341–344. doi: 10.1111/j.1468-3083.2007.02429.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гранди, С. М., Брюэр, Х. Б., Климан, Дж. И., Смит, С. К., Ленфант, К. (2004). Определение метаболического синдрома. Тираж 109 (3), 433–438. дои: 10.1161/01.CIR.0000111245.75752.C6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Guttridge, D.C., Mayo, M.W., Madrid, LV, Wang, C.Y., Baldwin, A.S. (2000). NF-kappaB-индуцированная потеря матричной РНК MyoD: возможная роль в распаде мышц и кахексии. Наука 289 (5488), 2363–2366. doi: 10.1126/science.289.5488.2363

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хаас Л., Шевалье Р., Майор Б. Т., Эндерс Ф., Кумар С., Тунг Дж.(2017). Биологические агенты связаны с чрезмерным увеличением веса у детей с воспалительным заболеванием кишечника. Копать Дис. науч. 62 (11), 3110–3116. doi: 10.1007/s10620-017-4745-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Химмерих, Х., Шелдрик, А. (2010). TNF-α и грелин: противоположное влияние на иммунную систему, метаболизм и психическое здоровье. Белковый пепт. лат. 17 (2), 186–196. doi: 10.2174/0929866107941

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Химмерих, Х., Beitinger, P.A., Fulda, S., Wehrle, R., Linseisen, J., Wolfram, G., et al. (2006). Плазменные уровни фактора некроза опухоли альфа и растворимых рецепторов фактора некроза опухоли у пациентов с нарколепсией. Арх. Интерн Мед. 166 (16), 1739–1743. doi: 10.1001/archinte.166.16.1739

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Химмерих, Х., Бентли, Дж., Кан, К., Сокровище, Дж. (2019). Генетические факторы риска расстройств пищевого поведения: обновление и понимание патофизиологии. Тер. Доп. Психофармак. 9, 204512531881473. doi: 10.1177/2045125318814734

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холден Р. Дж., Пакула И. С. (1996). Роль фактора некроза опухоли-α в патогенезе нервной анорексии и булимии, раковой кахексии и ожирения. Мед. Гипотезы. 47 (6), 423–438. doi: 10.1016/S0306-9877(96)-X

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хосой Т., Окума Ю., Номура Ю.(2002). Механизмы иммунно-мозговой коммуникации при воспалении как мишени для лекарственных средств. Курс. Препарат нацелен на воспалительную аллергию 1 (3), 257–262. doi: 10.2174/1568010023344599

CrossRef Full Text | Google Scholar

Hotamisligil, G.S., Murray, D.L., Choy, L.N., Spiegelman, B.M. (1994a). Фактор некроза опухоли α ингибирует передачу сигналов от рецептора инсулина. Проц. Натл. акад. науч. США 91 (11), 4854–4858. doi: 10.1073/pnas.91.11.4854

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хотамислигил, Г.С., Будавари А., Мюррей Д., Шпигельман Б.М. (1994b). Снижение активности тирозинкиназы рецептора инсулина при ожирении-диабете. Центральная роль фактора некроза опухоли-α. Дж. Клин. Инвестировать. 94 (4), 1543–1549. doi: 10.1172/JCI117495

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Копец-Медрек М., Котульская А., Видуховска М., Адамчак М., Вицек А., Кухарц Э. Дж. (2012). Концентрации лептина и нейропептида Y в плазме у пациентов с ревматоидным артритом, получавших инфликсимаб, антагонист ФНО-альфа. Ревматол, международный. 32 (11), 3383–3389. doi: 10.1007/s00296-011-2182-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кутрубакис И. Э., Устаманолакис П., Маллиараки Н., Кармирис К., Халкиадакис И., Ганотакис Э. и др. (2009). Влияние ингибирования фактора некроза опухоли альфа инфликсимабом на уровень липидов и резистентность к инсулину у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. евро. Дж. Гастроэнтерол. Гепатол. 21 (3), 283–288. дои: 10.1097/MEG.0b013e328325d42b

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лавиано, А., Мегид, М.М., Росси-Фанелли, Ф. (2003). Раковая анорексия: клинические проявления, патогенез и терапевтические стратегии. Ланцет онкол. 4 (11), 686–694. doi: 10.1016/S1470-2045(03)01247-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лейн, доктор медицины, Фармер, С. Р. (1999). Фактор некроза опухоли-α и основной фактор роста фибробластов по-разному ингибируют экспрессию миогенина, индуцированную инсулиноподобным фактором роста-I, в миобластах C2C12. Экспл. Сотовый рез. 249 (1), 177–187. doi: 10.1006/excr.1999.4465

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Liu, S.L., Li, Y.H., Shi, G.Y., Chen, Y.H., Huang, C.W., Hong, J.S., et al. (2006). Новый ингибирующий эффект налоксона на активацию макрофагов и формирование атеросклероза у мышей. Дж. Ам. Сб. Кардиол. 48 (9), 1871–1879. doi: 10.1016/j.jacc.2006.07.036

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лю, Ю., Хэзлвуд, Г.С., Каплан, Г.Г., Экстин, Б., Барнабе, К. (2017). Влияние ожирения на ремиссию и активность заболевания при ревматоидном артрите: систематический обзор и метаанализ. Рес. для ухода за артритом. (Хобокен). 69 (2), 157–165. doi: 10.1002/acr.22932

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лоренцо М., Фернандес-Веледо С., Вила-Бедмар Р., Гарсия-Гуэрра Л., Де Альваро К., Ньето-Васкес И. (2008). Инсулинорезистентность, индуцированная фактором некроза опухоли-альфа в миоцитах и ​​коричневых адипоцитах. Дж. Аним. науч. 86, E94–104. doi: 10.2527/jas.2007-0462

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Луппино Ф. С., де Вит Л. М., Буви П. Ф., Стийнен Т., Куиджперс П., Пеннинкс Б. В. Дж. Х. и др. (2010). Избыточный вес, ожирение и депрессия. Арх. General Psychiatry 67 (3), 220. doi: 10.1001/archgenpsychiatry.2010.2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Магьера М., Копец-Медрек М., Видуховска М., Котульская А., Дзивит Т., Зияя Д. и соавт. (2013). Грелин сыворотки у женщин с ревматоидным артритом на фоне лечения инфликсимабом. Ревматол, международный. 33 (6), 1611–1613. doi: 10.1007/s00296-011-2262-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Маэ, Э., Региай, З., Бартелеми, Х., Килес-Тсимаратос, Н., Чаби, Г., Жирар, К., и др. (2014). Оценка факторов риска увеличения массы тела у пациентов с псориазом, принимающих инфликсимаб: многоцентровое перекрестное исследование. Дж. Евро. акад. Дерматол. Венереол. 28 (2), 151–159. doi: 10.1111/jdv.12066

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Маркора С.М., Честер К.Р., Миттал Г., Лемми А.Б., Мэддисон П.Дж. (2006). Рандомизированное исследование фазы 2 терапии факторами некроза опухоли при кахексии у пациентов с ранним ревматоидным артритом. утра. Дж. Клин. Нутр. 84 (6), 1463–1472. doi: 10.1093/ajcn/84.6.1463

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Матье, С., Перейра Б., Кудерк М., Рабуа Э., Дюбост Ж.-Ж., Субрие М. (2013). Достоверных изменений жесткости артерий у больных анкилозирующим спондилитом после лечения блокаторами фактора некроза опухоли альфа в течение 6 и 12 мес не выявлено. Ревматол. (Оксфорд). 52 (1), 204–209. doi: 10.1093/rheumatology/kes272

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Метсиос Г. С., Ставропулос-Калиноглу А., Дуглас К. М. Дж., Кутедакис Ю., Невилл А. М., Паноулас В. Ф. и др.(2007). Блокада фактора некроза опухоли-альфа при ревматоидном артрите: влияние на компоненты ревматоидной кахексии. Ревматол. (Оксфорд). 46 (12), 1824–1827. doi: 10.1093/rheumatology/kem291

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Минокоши Ю., Алкиер Т., Фурукава Х., Ким Ю. Б., Ли А., Сюэ Б. и др. (2004). AMP-киназа регулирует потребление пищи, реагируя на гормональные и питательные сигналы в гипоталамусе. Природа 428 (6982), 569–574.doi: 10.1038/nature02240

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д. Г., Групп Т. П. (2009). Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: Заявление PRISMA. ПлоС Мед. 6 (7), е1000097. doi: 10.1371/journal.pmed.1000097

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мур, Р., Миллс, И. Х., Форстер, А. (1981). Налоксон в лечении нервной анорексии: влияние на увеличение веса и липолиз. J. R. Soc. Мед. 74 (2), 129–131. doi: 10.1177/014107688107400208

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Моррис, С. Б. (2000). Распределение стандартизированной средней величины эффекта изменения для метаанализа повторных измерений. Бр. Дж. Матем. стат. Психол. 53 (1), 17–29. doi: 10.1348/000711000159150

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Нонака Н., Хилеман С. М., Сиода С., Во Т. К., Бэнкс В.А. (2004). Влияние липополисахарида на транспорт лептина через гематоэнцефалический барьер. Мозг Res. 1016 (1), 58–65. doi: 10.1016/j.brainres.2004.04.066

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Обзор | ингибиторы ФНО-альфа при анкилозирующем спондилите и нерентгенографическом аксиальном спондилоартрите | Руководство. КРАСИВЫЙ.

Google Scholar

Парментье-Декрук Э., Дюамель А., Эрнст О., Фермон К., Луве А., Вернье-Массуй Г., и другие. (2009). Влияние терапии инфликсимабом на абдоминальный жир и метаболический профиль у пациентов с болезнью Крона. Воспаление кишечника Dis. 15 (10), 1476–1484. doi: 10.1002/ibd.20931

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Пелузо И., Палмери М. (2016). Взаимосвязь между массой тела и воспалением: урок терапии антителами против TNF-альфа. Гул. Иммунол. 77 (1), 47–53. doi: 10.1016/j.humimm.2015.10.008

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Перскидский И.В., Барштейн И.А. (1992). Биологические проявления действия фактора некроза опухолей и его роль в патогенезе различных заболеваний. Арх Патол. 54 (2), 5–10.

Google Scholar

Plata-Salamán, CR (1998a). Цитокины и анорексия: краткий обзор. Семин. Онкол. 25 (1 Приложение 1), 64–72.

Google Scholar

Popa, C., Netea, M.G., de Graaf, J., van den Hoogen, FHJ, Radstake, T.R.D.J., Toenhake-Dijkstra, H., и другие. (2009). Циркулирующие концентрации лептина и адипонектина во время блокады фактора некроза опухоли у пациентов с активным ревматоидным артритом. J. Ревматолог. 36 (4), 724–730. doi: 10.3899/jrheum.080626

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Основная группа R (2015 г.). R: язык и среда для статистических вычислений (Вена, Австрия: R Foundation for Statistical Computing).

Google Scholar

Ралл, Л.C., Rosen, C.J., Dolnikowski, G., Hartman, W.J., Lundgren, N., Abad, L.W., et al. (1996). Белковый обмен при ревматоидном артрите и старении. Эффекты силовых тренировок и фактора некроза опухоли альфа. Ревматоидный артрит 39 (7), 1115–1124. doi: 10.1002/art.17803

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Romanatto, T., Cesquini, M., Amaral, M.E., Roman, ÉA, Moraes, JC, Torsoni, M.A., et al. (2007). TNF-α действует в гипоталамусе, подавляя потребление пищи и увеличивая дыхательный коэффициент. Воздействует на сигнальные пути лептина и инсулина. Пептиды 28 (5), 1050–1058. doi: 10.1016/j.peptides.2007.03.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Санду А., ван Зантен Дж., Томс Т., Кэрролл Д., Китас Г. (2012). Терапия против TNFα временно улучшает уровень холестерина липопротеинов высокой плотности и функцию микрососудистого эндотелия у пациентов с ревматоидным артритом: экспериментальное исследование. BMC Заболевание опорно-двигательного аппарата. 13 (1), 127. doi: 10.1186/1471-2474-13-127

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Санто, Р.CE, Фернандес, К.З., Лора, П.С., Филиппин, Л.И., Ксавьер, Р.М. (2018). Распространенность ревматоидной кахексии при ревматоидном артрите: систематический обзор и метаанализ. J. Кахексия Саркопения Мышца. 9 (5), 816–825. doi: 10.1002/jcsm.12320

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Сарацено Р., Шипани К., Маццотта А., Эспозито М., Ди Ренцо Л., Де Лоренцо А. и др. (2008). Влияние терапии фактором некроза опухоли-альфа на индекс массы тела у пациентов с псориазом. Фармакол. Рез. 57 (4), 290–295. doi: 10.1016/j.phrs.2008.02.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шаттнер А., Теппер Р., Стейнбок М., Шенфельд А., Вайсман Н., Хан Т. (1992). [Цитокины при нервной анорексии — пищевые или нейроиммунные изменения?]. Harefuah 123 (7–8), 245–7, 308.

PubMed Abstract | Google Scholar

Сингх С., Праудфут Дж., Сюй Р. (2018). Ожирение и ответ на инфликсимаб у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника: объединенный анализ данных отдельных участников клинических испытаний. утра. Дж. Гастроэнтерол. 113 (6), 883–889. doi: 10.1038/s41395-018-0104-x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Свардфагер В., Ланктот К., Ротенбург Л., Вонг А., Каппелл Дж., Херрманн Н. (2010). Метаанализ цитокинов при болезни Альцгеймера. Биол. Психиатрия 68 (10), 930–941. doi: 10.1016/j.biopsych.2010.06.012

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Тан, Э., Бейкер, К., Фоли, П.(2013). Увеличение веса и ингибиторы фактора некроза опухоли-альфа у пациентов с псориазом. Австралия. Дж. Дерматол. 54 (4), 259–263. doi: 10.1111/ajd.12044

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Туссиро, Э., Муро, Л., Дехек, Б., Вендлинг, Д., Грандклеман, Э. (2014). Блокада TNF-альфа при воспалительных ревматических заболеваниях связана со значительным увеличением жировой массы андроида и оказывает различное влияние на адипокины: 2-летнее проспективное исследование. евро. Дж. Нутр. 53 (3), 951–961. doi: 10.1007/s00394-013-0599-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Tse, M.C.L., Herlea-Pana, O., Brobst, D., Yang, X., Wood, J., Hu, X., et al. (2017). Фактор некроза опухоли-α способствует взаимодействию энхансера фосфоинозитид-3-киназы А и АМФ-активируемой протеинкиназы для подавления окисления липидов в скелетных мышцах. Диабет 66 (7), 1858–1870. doi: 10.2337/db16-0270

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Цанавари Т., Янногонас, П., Каралис, К.П. (2010). «TNF-альфа и ожирение», в TNF Pathophysiology (Базель: KARGER;), 145–156.

Google Scholar

Виктор Ф., Готлиб А. (2002). ФНО-альфа и апоптоз: значение для патогенеза и лечения псориаза. J. Препараты Дерматол. 1 (3), 264–275

PubMed Abstract | Google Scholar

Фихтбауэр, В. (2010). Проведение метаанализа в R с помощью пакета metafor. Дж. Стат. ПО 36 (3), 1–48. doi: 10.18637/jss.v036.i03

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Wiedenmann, B., Malfertheiner, P., Friess, H., Ritch, P., Arseneau, J., Mantovani, G., et al. (2008). Многоцентровое исследование фазы II комбинации инфликсимаба и гемцитабина при кахексии рака поджелудочной железы. J. Поддержка Онкол. 6 (1), 18–25.

Реферат PubMed | Google Scholar

Вольф Смит, Л.Дж., Наташа Беретвас, С., Вольф Смит, С., Наташа Беретвас, Л.Дж. (2009).Оценка стандартизированной средней разницы для планов повторных измерений. J. Mod Appl. Стат. Методы 8 (2), 600–609. doi: 10.22237/jmasm/1257035160

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Волковиц О.М., Доран А.Р., Коэн М.Р., Коэн Р.М., Уайз Т.Н., Пикар Д. (1988). Однократная доза налоксона резко снижает аппетит у людей с ожирением: поведенческие и биохимические эффекты. Биол. Психиатрия 24 (4), 483–487. doi: 10.1016/0006-3223(88)

-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ву, Дж.J., Liu, L., Asgari, M.M., Curtis, J.R., Harrold, L., Salman, C., et al. (2014). Начало терапии ингибитором ФНО и изменение физиологических показателей при псориазе. Дж. Евро. акад. Дерматол. Венереол. 28 (10), 1380–1387. doi: 10.1111/jdv.12296

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ву, М.Ю., Ю, К.Л., Ян, С.Дж., Чи, К.К. (2020). Изменение массы тела и индекса массы тела у пациентов с псориазом, получающих биопрепараты: систематический обзор и сетевой метаанализ. Дж. Ам. акад. Дерматол. 82 (1), 101–109. doi: 10.1016/j.jaad.2019.07.103

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Xu, H., Teoman Uysal, K., David Becherer, J., Arner, P., Hotamisligil, GS (2002). Измененный процессинг фактора некроза опухоли-α (TNF-α) в адипоцитах и ​​повышенная экспрессия трансмембранного TNF-α при ожирении. Диабет 51 (6), 1876–1883. doi: 10.2337/diabetes.51.6.1876

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Йи, К.X., Уолтер М., Гао Ю., Питра С., Легутко Б., Келин С. и соавт. (2017). TNFα вызывает митохондриальный стресс в нейронах POMC при ожирении. Нац. коммун. 8 (1), 1–9. doi: 10.1038/ncomms15143

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Yosaee, S., Djafarian, K., Esteghamati, A., Motevalian, A., Shidfar, F., Tehrani-Doost, M., et al. (2018). Депрессивные симптомы у метаболически здоровых и нездоровых людей с избыточным весом/ожирением: сравнительное исследование. Мед. Дж. Исламская Республика. Иран. 32, 549–552. doi: 10.14196/mjiri.32.95

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Юнис С., Рознер И., Римар Д., Боулман Н., Розенбаум М., Одех М. (2013). Изменение веса во время фармакологической блокады интерлейкина-6 или фактора некроза опухоли-альфа у пациентов с воспалительными ревматическими заболеваниями: 16-недельное сравнительное исследование. Цитокин 61 (2), 353–355. doi: 10.1016/j.cyto.2012.11.007

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Зервас, С., Ларсен, Дж. Т., Петерсен, Л., Торнтон, Л. М., Мортенсен, П. Б., Булик, К. М. (2015). Заболеваемость расстройствами пищевого поведения в исследовании Датского регистра: связь с риском самоубийства и смертностью. J. Psychiatr. Рез. 65, 16–22. doi: 10.1016/j.jpsychires.2015.03.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

L-цистеин подавляет грелин и снижает аппетит у грызунов и людей

Животные

Самцы крыс Wistar (8–10 недель, 220–250   г, Charles River, Margate, UK) и самцы мышей C57BL/6 (8 –10 недель, 22–25 г, Харлан, Бистер, Великобритания) содержались в отдельных клетках при контролируемой температуре (21–23 °C) и освещении (цикл свет–темнота 12:12, свет включается в 07:00) с ad libitum доступ к пище (диета RM1; SDS, Witham, UK) и воде, если не указано иное.Трансгенных мышей со сверхэкспрессией грелина получали, как описано ранее. 13 Мыши с нокаутом GPRC6A были получены из репозитория проекта Knockout Mouse (дополнительный материал). Все процедуры с животными были одобрены в соответствии с Законом о животных Министерства внутренних дел Великобритании (научные процедуры) 1986 г. (лицензия на проект 70/6402 или 70/7236).

Самцы крыс Wistar, использованные в экспериментах по поддиафрагмальной вагусной деафферентации (SDA), содержались в отдельных клетках при контролируемой температуре (21–23 °C) и освещении (цикл свет–темнота 12:12, свет включается в 06:00) с ad libitum доступ к пище (R70, Lactamin, Швеция) и воде, если не указано иное.Эксперименты были одобрены Наблюдательным советом Гетеборга по животным (номер этической заявки 101505).

Исследования с кормлением

Животным через зонд или внутрибрюшинно (IP) вводили носитель или l-аминокислоты во время ранней световой фазы после ночного 16-часового голодания. Потребление пищи измеряли через 1 час после приема с учетом любого заметного пролива.

Влияние l-цистеина на поведение и обусловленное отвращение к вкусу

Поведенческие исследования использовались для изучения возможности того, что введение l-цистеина и связанное с ним снижение потребления пищи было вторичным по отношению к неспецифическим поведенческим эффектам.Чтобы подтвердить, что L-цистеин не вызывает отвращения, мы также исследовали, приводит ли пероральное введение L-цистеина в дозах 1, 2 или 4 ммоль кг -1 к условно-рефлекторному отвращению вкуса (СТА) с использованием установленного метода 14 (см. Дополнительный материал).

Влияние l-цистеина на расход энергии

Влияние 2 ммоль кг −1 l-цистеина на активность и расход энергии исследовали с использованием 24-камерной комплексной системы мониторинга лабораторных животных открытого цикла (CLAMS; Columbus Instruments). , Колумбус, Огайо, США) 15 (см. Дополнительный материал).

Роль нижестоящих метаболитов и рецептора

N -метил-d-аспартата (NMDA) в опосредовании аноректического эффекта l-цистеина

L-цистеин метаболизируется несколькими путями (дополнительная фигура 2A). Сообщалось, что L-цистеин и некоторые из его метаболитов действуют как слабые агонисты рецепторов NMDA. 16 Поэтому была исследована роль метаболитов цистеина и рецептора NMDA в индуцированной l-цистеином гипофагии и приеме пищи (см. Дополнительный материал).

Влияние L-цистеина на иммунореактивность cFos

Крыс не кормили в течение ночи перед введением через зонд воды, 4 ммоль кг −1 l-цистеина или 4 ммоль кг −1 глицина ( n 4–9001 6). Глицин использовали в качестве отрицательного контроля, поскольку ранее было обнаружено, что он не влияет на потребление пищи (рис. 1а). Двум животным внутрибрюшинно вводили гипертонический раствор в качестве положительного контроля для процедуры окрашивания.

Рисунок 1

Влияние L-цистеина на потребление пищи грызунами.( a ) Влияние перорального введения через желудочный зонд 4 ммоль кг -1 (левая панель) и внутрибрюшинного введения 2 ммоль кг -1 (правая панель) l-аминокислот на 0–1-часовую пищу потребление в раннюю световую фазу после ночного голодания, n =5–10. ( b ) Влияние перорального введения L- и d-цистеина и ( c ) влияние внутрибрюшинного введения L-цистеина на потребление пищи в течение 0–1 ч во время ранней световой фазы после ночного голодания в самцы крыс Wistar ( n = 6–8) и ( d ) влияние перорального и ( e ) внутрибрюшинного введения L-цистеина на потребление пищи в течение 0–1 ч во время ранней световой фазы после ночного сна. быстро у самцов мышей C57BL/6 ( n =7–10).( f ) Влияние перорального приема 1, 2 и 4 ммоль кг −1 l-цистеина и 127 мг кг кг −1 LiCl на кондиционированное потребление KoolAid в течение 1 часа у самцов крыс Wistar ( n = 5– 9). Все данные выражены как среднее ± стандартная ошибка среднего. * Р <0,05, ** Р <0,01, *** Р <0,001.

Транскардиальную перфузию, подготовку тканей и иммуногистохимию проводили, как описано ранее, 17 с животными, умерщвленными через 90 минут после введения через желудочный зонд.

Тела клеток, положительные в отношении cFos-подобной иммунореактивности (cFLI), были подсчитаны билатерально в соответствующих срезах ядер гипоталамуса и ствола мозга наблюдателем, который не знал о лечении. Ядра определяли по отношению к анатомическим ориентирам в соответствии с атласом головного мозга крыс Паксиноса и Уотсона. 18

Опорожнение желудка

Опорожнение желудка измеряли с использованием установленного метода. 19,20 Крыс не кормили в течение ночи, затем внутрибрюшинно вводили физиологический раствор, 2 ммоль кг –1 L-цистеин, 2 ммоль кг –1 глицин (отрицательный контроль) или 10 нмоль кг –1 –63 –1 (агонист рецептора холецистокинина (ХЦК)-А, положительный контроль) ( n = 4–7) с последующим пероральным введением через зонд 2 мл 1.5% метилцеллюлоза (4000 сП), 0,05% раствор фенолового красного. Через 30 мин животных забивали обезглавливанием и удаляли желудок для количественного определения оставшегося фенолового красного.

Используя тот же метод, влияние L-цистеина на опорожнение желудка было дополнительно исследовано на мышах. Мыши были постигнуты на ночь, затем получили IP-инъекцию солевого раствора, 0,5 мг кг -1 Devazepide, 10 нмоль кг -1 A71623, 0,5 мг кг -1 Devazepide и 10 NMOL KG -1 A71623, 2 ммоль/кг l-цистеина или 0.5 мг кг -1 девазепида и 2 ммоль кг -1 l-цистеина, затем 0,2 мл 1,5% метилцеллюлозы, 0,05% раствора фенолового красного.

Хирургия поддиафрагмальной деафферентации блуждающего нерва

Крыс адаптировали к полноценным жидким диетам (Nestlé Nutrition, Resource Energy, 1,5 ккал мл -1 ) в течение 3 дней перед выполнением SDA или ложной хирургии. Операция SDA включала внутричерепную ризотомию слева и пересечение дорсального поддиафрагмального ствола блуждающего нерва, что привело к 50% деафферентации и полной поддиафрагмальной деафферентации блуждающего нерва. 21,22 После операции крысы получали жидкую пищу в течение 2 дней, а затем полужидкую пищу в течение 4 дней, и им давали 10 дней для полного восстановления. Затем измеряли влияние перорального введения 4 ммоль кг -1 л-цистеина на потребление пищи.

Влияние L-цистеина на высвобождение гормонов кишечника

Крысы не подвергались голоданию в течение ночи перед введением через зонд воды или 4 ммоль кг -1 L-цистеина ( n =7–8) или внутрибрюшинной инъекции физиологического раствора или 2 ммоль кг −1 л-цистеина ( n =6–8).Животных возвращали в их домашние клетки и через 30 минут после введения забивали путем декапитации, а кровь из туловища собирали в пробирки с литий-гепарином, содержащие 0,6 мг апротинина. Плазму отделяли центрифугированием, затем замораживали и хранили при -20°С для анализа. После центрифугирования аликвоту плазмы перед замораживанием подкисляли HCl до концентрации 1 н.

Содержание глюкагоноподобного пептида-1 (GLP-1) и пептида YY (PYY) в плазме измеряли с помощью общепринятых радиоиммуноанализов, 23,24 и ацилгрелина с использованием имеющихся в продаже иммуноферментных анализов (SPI Biobertin, SPI biobertin , Bertin Pharma, Монтиньи-ле-Бретонне, Франция).

Повторное введение

Взрослым самцам крыс Вистар вводили через зонд три раза в темную фазу (в 19:00, 23:00 и 03:00) с водой, 4 ммоль кг -1 л-цистеина или 4ммоль кг -6 90 (отрицательный контроль) ( n =6–9). Массу тела и потребление пищи измеряли ежедневно в начале темновой фазы.

Самцов мышей C57BL/6 в возрасте 6 недель содержали в групповом содержании с ad libitum доступом к диете с высоким содержанием жиров (D12492, Research Diets, Нью-Брансуик, США; содержит 60% энергии в виде жира) и воде в течение 14 недель, достигнув среднего веса 39.1 г. Затем животных помещали в индивидуальное помещение и оставляли на 1 неделю для акклиматизации перед началом экспериментов, как для крыс выше ( n =8-10).

Клинические исследования.

Участники исследования. Все участники дали письменное информированное согласие до включения в исследование.

Здоровые мужчины ( n = 2, 1 европеоид, 1 выходец из Южной Азии) и женщины ( n = 5, все европеоиды) со средним значением (± с.г) возраст 35,9±10,9 лет и индекс массы тела 23,7±4,3 кг м -2 , которые были стабильны в весе в течение 3 месяцев.

Дизайн исследования

Участники посетили три учебных визита и в 08:30 сообщили в исследовательский центр о голодании с 21:00 часов накануне вечером. При каждом посещении участникам вводили канюли в локтевую ямку для серийного забора крови и просили выпить 200 мл напитка, содержащего только один носитель, 200 мл, содержащего 0.07 г кг -1 л-цистеина или 200 мл, содержащих 0,07 г кг -1 глицина в одинарном слепом (участник) рандомизированном порядке. Образцы крови собирали с 15-минутными интервалами, начиная с t = -15 мин в течение 2,5 ч после введения дозы. Участников просили заполнить визуальные аналоговые шкалы (ВАШ) в каждый момент времени для оценки голода, сытости, тошноты, беспокойства, раздражительности и сонливости. Участников просили сообщать о любых дополнительных побочных эффектах во время и после посещений. Базовый уровень плазмы и сыворотки анализировали на обычные клинические биохимические показатели (функция печени и почек, кальций и электролиты).Плазменный ацилгрелин измеряли с использованием коммерчески доступного ELISA (Merck Millipore, MA, USA).

Статистический анализ. и анализировали с помощью однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) и теста

post hoc Тьюки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.